Регистрация

Дизайн интерфейсов: удобство или забвение

19
0
975 0
Аудио Текст
2 сентября 2013

Изобретая новый интернет-сервис, далеко не все задумываются о том, насколько важен дизайн его интерфейса и профессионализм авторов ресурса в области юзабилити. О том, как успешность веб-проекта зависит от его удобства, рассказывает Chief Digital Officer компании OneTwoTrip, основатель проекта «Право.ru», основатель компании Parcsis Алексей Пелевин.

Из передачи вы узнаете:
— какими основными принципами следует руководствоваться при создании пользовательского интерфейса;
— какие наиболее частые ошибки допускаются при разработке системы взаимодействия с пользователем;
— в каких отраслях интернет-бизнеса требования к эргономике интерфейса наиболее высоки;
— какими качествами должен обладать специалист, проектирующий интерфейс;
— почему user experience важнее, чем user interface;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, друзья! В эфире программа «Бизнес online», в студии я, Сергей Иванов. Придумывая новый интернет-сервис, немногие задумываются о важности дизайна его интерфейса и юзабилити. О том, насколько успешность проекта зависит от удобства его использования, мы поговорим с нашим сегодняшним гостем Алексеем Пелевиным. Алексей, привет!
Алексей Пелевин: Добрый день!

Алексей Пелевин, основатель компании Parcsis.
Родился в 1981 году в Калининграде.
С 2000 по 2002 год — дизайнер студии Артемия Лебедева.
В 2012 году стал членом совета директоров компании AnyWayAnyDay.
В 2003 году основал компанию Parcsis.

С. И.: Алексей, я намеренно не стал перечислять все твои должности, поскольку их много, и я боялся испугать нашего зрителя. Давай я все-таки перечислю их прямо сейчас. Насколько я знаю, ты Chief Digital Officer в компании OneTwoTrip, основатель проекта «Право.ру», основатель компании Parcsis и еще, по-моему, много чего, да?
А. П.: Скажем так, за всю свою трудовую деятельность наемным сотрудником я работал только один раз, в студии Лебедева дизайнером, собственно говоря, до 2001 года, с 1999 или с 2000 по 2001 год. Потом я основал собственную компанию, и после этого у меня не было шансов в принципе иметь какие-то должности. Я принимал в разных проектах участие на той или иной основе, либо это была коммерческая какая-то деятельность, связанная с клиентами, либо я был частью и членом команды или частью того же самого совета директоров, как это было с AnyWayAnyDay. Поэтому мне сложно определить мою должность, очень разноплановая деятельность.
С. И.: Да, одним словом тебя не назвать.
А. П.: Да, одним словом не назвать.
С. И.: Поэтому приходится перечислять, перечислять и перечислять.
А. П.: Да.
С. И.: Ну хорошо, тем не менее вот такое чудесное название — Chief Digital Officer. Мы обычно в наших передачах привыкли все переводить на русский язык. Но в данном случае почесали голову и поняли, что адекватного перевода не существует. Что заставляет компанию вводить такие должности и, в твоем понимании, какой функционал у Chief Digital Officer?
А. П.: Ну, смотрите, если попробовать перевести дословно Chief Digital Officer, это директор по цифровым технологиям.
С. И.: Да.
А. П.: Что входит в задачи этого человека? По большому счету, Chief Digital Officer отвечает за взаимодействие сервиса и его визуальной составляющей, какой-то технической составляющей с пользователем, причем мы говорим о любом цифровом канале, будь то Веб или мобильные устройства. В общем, там, где есть взаимодействие с пользователем, за это взаимодействие отвечает Chief Digital Officer.
С. И.: Это не технический директор?
А. П.: Это не технический директор, да. Я не отвечаю за какие-то архитектурные решения, за оптимизационные решения для программистов и т. д. Я отвечаю именно за взаимодействие. Это взаимодействие может быть любым, оно может быть визуальным, текстовым, слуховым, продуктовым и т. д., это просто взаимодействие с пользователем.
С. И.: Ты известен в профессиональных кругах как специалист в области пользовательских интерфейсов.
А. П.: Да.
С. И.: Вот скажи, пожалуйста, на твой взгляд, насколько эта составляющая может перевесить в успешности нового проекта другие, такие как внутренний функционал, польза для конечного пользователя? Может ли этот момент быть решающим?
А. П.: В любом случае у любого сервиса, стартапа или цифрового продукта много составляющих успеха, начиная с его названия и заканчивая продуктами, которые он продает. Понятно, что user interface, или так называемый UI, — это важная часть, но нельзя сказать, что это единственная составляющая в успехе предприятия в целом. Надо понимать, что UI — это, скажем так, ядро, а UX, user experience, — это больше чем user interface. Понятие user experience включает в себя гораздо больше терминов и каких-то инструментов, чем пользовательский интерфейс. Вообще, как таковое понятие UX появилось примерно в 2008 году и начало активно культивироваться. До этого все говорили о пользовательских интерфейсах — мы делаем интерфейс сайта, мы делаем интерфейс сервиса, — но о UX заговорили не так давно, термину не больше пяти лет, и людей, которые до конца понимают, что такое UX, на самом деле очень мало.
С. И.: Ну, если в общем определении UX взять тот же UI, можно ли на него делать ставку как на драйвер продвижения проекта? Понятно, что все важно, но невозможно во все одинаково вложиться и достигнуть одинакового качества, все равно что-то является первым.
А. П.: Да, очень сильно зависит от продукта, который существует. Есть продукты, которые в качестве своего самого главного преимущества заявляют «удобный пользовательский интерфейс».
С. И.: Да.
А. П.: И таких продуктов, если начать перечислять, достаточно много. Тот же самый iPhone: его основное преимущество — это пользовательский интерфейс.
С. И.: Да, причем, когда он вышел, по функционалу он был гораздо слабее существовавших на тот момент смартфонов Nokia и т. д., гораздо слабее, у него там много чего просто-напросто не было.
А. П.: Ну, это вот был их UI. А их UX, развитие так называемого App Store и взаимодействие с разработчиками, которые создали уже сотни тысяч приложений, — это, собственно говоря, то, что его продвинуло дальше.

Небезызвестная социальная сеть Path для мобильных телефонов, которая должна была стать «убийцей» Facebook, тоже делала основной упор на UI, именно на то, что их интерфейс удобней, красивей, чем интерфейс Facebook. Правильно это или неправильно, я не знаю, потому что в любом случае мы смотрим в комплексе. Это как с человеком: если человек красиво одет, не факт, что он вам будет интересен как человек.

С. И.: Как минимум в первый момент он привлечет внимание, преодолеет барьер.
А. П.: Он привлекает внимание, да. Много таких проектов, которые именно дизайном привлекают внимание, тот же самый Mailbox — проект для iPhone.
С. И.: А ты можешь назвать основные принципы хорошего, правильного, пользовательского интерфейса? Есть у тебя какой-то перечень? Или можно пойти от обратного: назвать наиболее типичные, грубые ошибки.
А. П.: Скажем так, у меня есть определенные принципы, которым я стараюсь следовать, когда проектирую UI, это не совсем правила, но некие принципы. Один из базовых принципов — то, что в любом интерфейсе мы убираем все лишнее.
С. И.: Надо найти, что лишнее.
А. П.: Да, казалось бы, достаточно очевидно для любых вещей, для любых сервисов: убирай все лишнее, и все будет круто. Но, к сожалению, у владельцев бизнеса, у создателей продукта очень часто не хватает смелости убрать все лишнее, им кажется, что и это надо, и это, и это. Вот когда я проектирую интерфейс, я убираю все лишнее, получаю какой-то интерфейс, а потом от этого интерфейса я еще раз убираю все лишнее, до тех пор пока не остается минимум того, что на самом деле нужно. И если посмотреть из того, что было реализовано в интерфейсе AnyWayAnyDay, в свое время мы убрали с главного экрана все…
С. И.: Ты с нуля его проектировал?
А. П.: Да, начиная с того, что я придумал название AnyWayAnyDay, — это тоже часть user experience, бренд, который мы подаем, — и заканчивая тем, что мы совместно с Петром Кутисом, сейчас уже владельцем компании OneTwoTrip, придумали календарь и форму начала поиска билетов. Тогда еще существовали сайты, которые на своей главной странице рассказывали о преимуществах сервиса, обо всех возможных вариантах перелета и т. д., это была длинная страница с длинным скроллом. Мы убрали все лишнее, если вы помните… Это маленькая совсем вещь, но очень показательный пример. Мы сели и подумали: а с чего человек начинает поиск билета? И мы поняли, что нам нужно оставить только большой календарь, потому что человек думает примерно так: «Когда я полечу, куда я полечу?» Вот мы и сделали соответственно: кликаешь в календарь «Когда?» и тут же выбираешь «Куда?». Поэтому первый принцип: мы убираем все лишнее. Второй принцип — пользователю не должно быть скучно. Надо понимать, что человек ежедневно сталкивается с кучей разных интерфейсов и большинство интерфейсов достаточно монотонные.
С. И.: А как сделать так, чтобы ему не было слишком весело, чтобы он не забывал заниматься тем, зачем он пришел?
А. П.: Грубо говоря, монотонность — убийца интерфейсов, потому что человек не получает удовольствия от общения с ним. Возвращаясь к тому же самому AnyWayAnyDay, если первый экран у нас очень простой и он прямо в два клика делается, то второй экран, где выводятятся результаты поиска билетов, гораздо сложнее, и третий экран опять простой.
С. И.: Там уже целевое действие совершается?
А. П.: Да. Но из-за того, что человек движется по синусоиде: сложно, легко, сложно, легко, сложно, легко, — у него возникает ощущение разнообразного интерфейса, у него не застаивается мозг. Это один из принципов. Другой принцип: мы постоянно воруем у пользователя время. Знаете, как в казино: вы пришли в казино, просидели там шесть часов, вышли, обнаружили, что уже утро на улице, потому что часов в казино нет, окна завешены, и вы не знаете, сколько времени. Это задача казино — удержать вас внутри. То же самое происходит с интерфейсами. Большинство пользовательских запросов, результатов поиска, еще чего-то требует продолжительного времени обработки, и в AWAD мы сделали такую историю. Это preloader, progress bar. Пока ищутся билеты, там летает такой самолетик, за которым можно водить мышкой, люди, соответственно, водят мышкой, он летает за курсором, и у пользователя возникало ощущение, что AWAD ищет быстрее, чем остальные сервисы, потому что в этот момент его мозг занят игрой. Это тоже такой принцип — как украсть время, как скрасить это время.
С. И.: Это база?
А. П.: Это, скажем так, базовые вещи, хотя есть много других вещей, которые мы применяем в работе.
С. И.: А если плясать от обратного, то есть от типичных ошибкок, наиболее растиражированных, неправильных. Есть примеры неправильных пользовательских интерфейсов?
А. П.: Самая частая ошибка в интерфейсе — это когда пользователь смотрит на экран и не может с первого взгляда понять, что конкретно ему нужно в данный момент. И это множество кнопок, это неконтрастные элементы, это много-много текста и неявный посыл, что тебе нужно сделать на этой странице и т. д. Если проводить A/B-тестирование интерфейсов, то, увеличивая, грубо говоря, кнопку «Купить» в два раза, делая ее ярко-зеленой с желтым текстом, можно добиться того, что пользователь начинает чаще на нее кликать. Надо только для себя понимать, что интерфейсы в любом случае сильно зависят от типа сервиса, с которым вы работаете. Если это такой высококонкурентный рынок, как travel и продажа билетов, то там очень важно пользовательское взаимодействие, потому что на рынке много предложений, пользователь уйдет на другой сайт, купит билет в другом месте. Если же мы говорим, например, об узкоспециализированных сайтах, у которых нет конкурентов…
С. И.: Например?
А. П.: У нас есть такой ресурс. Мы с 2010 года занимаемся информатизацией всей арбитражной системы Российской Федерации.
С. И.: Да, там не до развлечений.
А. П.: Да. Картотека арбитражных дел, которая содержит 12 млн дел, почти 100 млн судебных актов, — огромное решение, аналогов ему в мире нет. Признано, что это одно из лучших решений в области электронного правосудия. Так вот, там другая проблема: как подать огромный объем информации так, чтобы человек мог быстро найти то, что ему нужно, чтобы расставить акценты на тех местах, которые ему нужны и т. д. Это другая вещь. И надо для себя понимать, что у дизайнера, или user experience дизайнера, или специалиста, который делает интерфейсы, начинает этим заниматься, одна из главных ошибок — это недостаточное знание предметной области, непонимание предметной области.
С. И.: Он должен быть специалистом в праве?
А. П.: Если вы никогда не покупали билет самостоятельно или не покупаете билеты раз в месяц… Я просто очень много летаю, у меня в месяц по несколько перелетов, и я точно знаю, что мне нужно от сервиса бронирования билетов. Если вы никогда этого не делали, вы никогда не сможете нарисовать интерфейс.
С. И.: Сначала человек должен иметь какой-то life experience?
А. П.: Обязательно, обязательно. Поэтому тяжело говорить об очень молодых user experience дизайнерах, до 25 лет. У тебя просто нет жизненного опыта, жизненного бэкграунда. Очень хороший пример: для «Ренессанс страхования» я занимался созданием интерфейса по продаже автострахования. Так называемое direct insurance, прямое страхование через интернет.
С. И.: Да, ты же не был страховщиком , правильно?
А. П.: Я никогда не сталкивался со страховым бизнесом, но у меня есть какое-то количество автомобилей, которые мне нужно постоянно страховать, и я знаю, как сложно купить полис страхования, чтобы это произошло в один клик. Но я, имея такой негативный опыт, понимаю, как сделать его положительным.

Если у вас нет автомобиля, говорить о том, что вы можете нарисовать хороший интерфейс покупки страховки, как минимум неправильно. Это моя позиция.

С. И.: А ты всегда делал проекты с нуля или приходилось переделывать чужую работу? Вообще, насколько, в твоем понимании, возможно исправить чьи-то ошибки, заново решить кем-то неправильно понятые задачи?
А. П.: Вы знаете, у меня другая история. Из-за того, что я, грубо говоря, сам себе хозяин, мне никогда не приходилось переделывать за кем-то работу, но я постоянно переделываю работу сам за собой. Единожды нарисованный в 2006-2007 годах интерфейс того же самого «Ренессанс страхования» к этому моменту претерпел кучу изменений. Взять тот же самый AnyWayAnyDay, нарисованный в 2008 году. В прошлом, 2012 году мы полностью поменяли интерфейс. Ты сам постоянно переделываешь за собой работу, это нормально. Это, в принципе, обычная жизнь для любого интернет-сервиса, потому что у тебя накапливаются знания, у пользователей накапливаются знания. Пользователи тоже не стоят на месте, они тоже развиваются вместе с техникой, с iPhone, iPad и т. д., они становятся умнее, и ты понимаешь, что те вещи, которые ты раньше не мог применить, потому что пользователи просто это не поняли бы, сейчас очень легко сделать.
С. И.: Среди твоих громких проектов есть и портал AnyWayAnyDay, и, например, портал «Билайна». На твой взгляд, они все сделаны по твоему внутреннему пониманию того, как должен строиться портал, или у них все-таки есть коренные различия, вытекающие из задач, из корпоративного стиля заказчика и т. д.?
А. П.: Авторский почерк там есть. Соответственно, специалисты увидят, что это моя работа.
С. И.: Сам подход, да?
А. П.: Да, но поймите, что рисовать интерфейс — это одно, а заниматься user experience — это совсем другое. Мы сейчас запускаем новый проект, интернет-магазин косметики и парфюмерии, скоро, буквально в ближайший месяц, будет запущен. Мы обратили внимание на такую простую вещь, что все существующие интернет-магазины косметики и парфюмерии — женские! — никогда не обращаются к своей аудитории, к девушкам, в женском роде, в лучшем случае — в неопределенном, какой-то средний род…
С. И.: Ну, там множественное число, «вы захотите».
А. П.: «Вы захотите», но там нет «я захотела», «посоветуй подруге».
С. И.: Вот «посоветуй» как раз рода не имеет.
А. П.: Важно «подруге» сказать, а не «посоветуй друзьям». Никто не обращает на это внимания, хотя это один из ключевых моментов в user experience.
С. И.: Персональное обращение.
А. П.: Дальше это так называемый копирайт, вординг всего процесса. Например, на «Ренессанс страховании», на AnyWayAnyDay мы очень много времени потратили просто на то, чтобы написать правильные фразы. Потому что, с одной стороны, есть терминологическая сложность: допустим, в страховом бизнесе есть много своих терминов, которые тяжело понять, «франшиза», например, или те же самые КАСКО, ОСАГО.
С. И.: При этом они обращаются к простому неискушенному пользователю.
А. П.: Да, человек же должен быстро понимать, что происходит на экране. Это вординг. Другая вещь — это продукт. Возвращаясь к примеру с «Ренессанс страхованием», я как user experience дизайнер на уровне компании обсуждал и принимал решения по тому, каким должен быть продукт. Известно, что полисы страхования можно продавать как пакетированный набор «Премиум», «Оптимальный» и «Экономный», а можно сделать так называемый конструктор, когда пользователь будет собирать себе определенный набор опций и будет изменяться цена. Соответственно, здесь нужно принять решение, и это решение должен принять user experience дизайнер или директор, который отвечает за это направление в компании. У вас может быть идеальный интерфейс, идеальный вординг, но продукт, который на рынке вообще не востребован, да и не нужен, по большому счету.
С. И.: Я выскажу свое личное мнение как обычный пользователь. У меня есть ощущение, что банковские и страховые услуги создаются именно так, чтобы человек ничего не понял. Ему какую-то красивую упаковку преподнесли — и все. Чтобы как можно меньше он разбирался, запутался и скорее кликнул, чтобы только отстали от него.
А. П.: Да, на 99% так. А теперь посмотрите на 1% тех, кто сделал по-другому, например банк «Тинькофф — кредитные системы».
С. И.: Чтобы все было понятно сразу?
А. П.: Понятно, удобно, ничего ни от кого не скрывать, зашел, все у тебя видно. Понимаете, этот этап, в 2000-2010 годы, когда всё пытались спрятать под много звездочек, сносок, выносок и т. д., прошел.
С. И.: Нет, он сейчас просто стал более изощренным, уже не звездочками, а красивыми пакетами, скажем так, оперируют.
А. П.: Те компании, которые встали на путь честности с клиентами и ничего не скрывают, я считаю, выиграли, потому что клиент все равно не дурак, потребитель тоже не дурак, он все понимает прекрасно. Нам нужно не забывать, что есть очень важный термин, очень важное понятие — retention («удержание»). Вернется к вам потребитель или не вернется? Вы единожды потратили деньги на привлечение клиента, но, когда он возвращается к вам, вы на него уже деньги не тратите, это уже ваш клиент. Чем лучше был опыт его пользовательского взаимодействия, тем больше вероятность, что он к вам вернется.
С. И.: По твоему мнению, проще работать с корпорациями, уже укоренившимися в своем понимании и видении задач, или со стартапами? С одной стороны, стартап — это чистый лист, здесь можно творить, придумывать какие-то моменты, а с другой стороны, четкого ТЗ не получишь, а если получишь, то оно будет меняться, может быть, каждую бурную ночь, каждую неделю?
А. П.: Я не знаю, может быть, на моей деятельности сказывается воспитание «Студии Лебедева», в которой дизайнер ставился всегда во главу угла. Грубо говоря, где-то там корни. Но в своей деятельности я никогда не руководствовался техническими заданиями. Мне было всегда до них все равно, они всегда выкидывались в помойку в начале работы. Но в тех проектах, которые были реализованы, у меня очень хорошо выстраивались отношения с заказчиками и непосредственно с владельцами бизнеса. Я не был закрыт стеной менеджеров, которые принимают какие-то свои решения и боятся ошибиться или еще что-то, я взаимодействовал напрямую с людьми, с владельцами, которые в этом заинтересованы, и даже в том же самом арбитражном суде мы взаимодействуем напрямую с...
С. И.: С владельцами бизнеса!
А. П.: Условно говоря. Это государственная организация, там нет владельца бизнеса, но мы взаимодействуем с последней точкой, принимающей решения. И надо отдать им должное, все они абсолютно во всех реализованных проектах выдавали мне большой кредит доверия, в результате получали качественно сделанную работу. И самое главное, что они не пытались мешать, а действительно умели вести диалог. Это важно, потому что тебя не пытаются задавить авторитетом и т. д. Я думаю, это просто вопрос выстраивания отношений непосредственно с заказчиком и с теми людьми, с которыми ты взаимодействуешь. Это сложная вещь. У меня работ не много, но каждая очень качественная, очень вдумчивая, и каждую работу я знаю досконально.
С. И.: Поговорим о трендах. Ты перечислил в начале передачи свое видение принципов правильного usability, правильного пользовательского интерфейса. А какие тренды сейчас существуют в этой сфере? От чего сейчас уже начинают отказываться и к чему приходят? Можешь так, посмотрев на своих коллег, на ресурсы, которые сейчас создаются, сказать, к чему сейчас идет вся индустрия?
А. П.: В любом случае, если говорить о графическом дизайне, просто о визуализации как таковой, понятно, что моду задают, грубо говоря, Apple, Google, Microsoft и иже с ними. Понятно, что все, так или иначе, тянется к мобильным приложениям. Если раньше кнопочки были маленькие, то сейчас все стараются делать большие кнопочки, чтобы в них было легко попадать пальцем, чтобы можно было легко смотреть на небольших экранах планшетников и т. д. Это один тренд — мобильные технологии; понятно, что они будут всегда впереди. Потом, если еще не так давно было в моде подражание каким-то реальным вещам, кожаной обложке, деревянной поверхности или еще чему-то, то это уже состоявшийся тренд, и, я думаю, с осени…
С. И.: Да, с осени посмотрим, на самом деле, состоявшийся или нет, еще, по-моему, Apple не определился.
А. П.: Я пока не в восторге от iOS 7, от того, что получилось, но деваться некуда, все равно в мире очень много iPhone, люди будут ими пользоваться.
С. И.: Да, они просто поневоле будут этим пользоваться.
А. П.: Никуда не денешься, будете привыкать. Но чем это хорошо для нас? Тем, что iOS 7 стала на порядок более дизайнерской, если можно так сказать, по отношению к прошлым своим версиям.
С. И.: А вот насколько она user friendly? Вот в чем дело. Дизайнерская — это одна сторона медали, а я по другую сторону баррикад.
А. П.: Классический пример, возвращаясь к Теме Лебедеву, — те же самые подчеркнутые ссылки, все кнопки, ссылки должны быть обязательно подчеркнуты.

Apple в iOS 7 просто взял и сделал все кнопки обычным текстом, даже подчеркиваний нет. Если в прошлых версиях они еще хотя бы были кнопками, то здесь это просто текст. Понятно, что если мы выкатим сейчас такой интерфейс, люди не поймут, что на это можно кликнуть. Но если мы после релиза iOS 7 через полгода покажем такой интерфейс, люди уже будут знать, что, наверное, на это можно кликнуть, потому что они, так или иначе, столкнутся с этим в телефоне.

Это мобильная история определяет.
С. И.: Она, насколько я понимаю, очень сильно влияет и на всю остальную историю?
А. П.: Да, конечно, конечно. Так или иначе, если мы посмотрим на любое хорошее существующее веб-решение, то увидим, что, так или иначе... берем интерфейс, переносим на мобильное приложение и получаем готовое мобильное приложение, от этого никуда не денешься. Дальше идет UX, социальное взаимодействие. Если взять тот же самый сервис Airbnb или Booking.com и посмотреть на список отелей или список мест проживания, то уже можно увидеть, какие ваши друзья из Facebook бронировали тот или иной объект проживания, кто из них оставлял комментарий, есть ли связь между вашими друзьями и этим объектом. Понятно, что огромный социальный граф и связь между друзьями тянут огромное количество контента для сервисов.
С. И.: Это та информация, которую, получается, нужно вводить как можно ближе к началу знакомства с интерфейсом?
А. П.: Да, да.
С. И.: Человек заходит на тот же Booking.com, и получается, что, конечно, первым делом он посмотрит, куда лететь, а вторым — кто уже летал, да?
А. П.: Да, смотрите, это на самом деле элемент user experience дизайна, именно пользовательского взаимодействия. Например, в нашем проекте Around.ru у нас есть информация о ресторанах, объектах проживания, развлечения и т. д. И это придумал именно user experience дизайнер. Давайте показывать фотографии этого объекта из всех социальных сетей, где эта фотография встречается, будь то Instagram, Twitter…
С. И.: Вот нам, кстати, показывают Around.ru.
А. П.: …да, «ВКонтакте» или еще что-то. Это уже user experience, когда вы из разных мест берете разный контент, объединяете его и в одной коробочке выдаете как готовый результат. Это тоже тренд, он сохраняется, я думаю, что он еще долго будет продолжаться. Все сервисы, все интерфейсы друг в друга, грубо говоря, проникают.
С. И.: Ты опередил меня, я хотел задать вопрос про Around.ru в свете того, о чем мы говорили, в первую очередь про user interface. И в чем главная фишка проекта?
А. П.: Я сейчас расскажу. У вас есть дети?
С. И.: Да.
А. П.: Вы когда-нибудь сталкивались с проблемой, что вы не можете выбрать ресторан или заведение, куда сходить с детьми?
С. И.: Но ведь сейчас есть сервисы, которые работают? Мы можем взять, например, поработать с Gvidi, с Zoon, с кем еще можно?
А. П.: Нет-нет-нет. Понятно, что сервисы есть, мы не говорим, что их нет. А как вот вы выбираете ресторан, куда можете пойти с детьми? По каким критериям?
С. И.: А, по каким критериям?
А. П.: Вот что для вас ресторан, куда можно пойти с детьми?
С. И.: Ну, я просто доверяю рекомендациям в данном случае: ресторан, куда можно пойти с детьми.
А. П.: Это один из примеров. Это как раз чисто user experience. Мы думали о том, как человек выбирает ресторан, например, для детей. Ему нужно, чтобы ресторан был некурящий.
С. И.: Ну да.
А. П.: Ему важно, например, наличие детских аниматоров, чтобы детей можно было чем-то занять, ему важно наличие детского меню. Есть три фактора, которые говорят, что да, этот ресторан предназначен для детей. Так вот, возвращаясь, например, к сайту «Афиши», можно обнаружить, что «Афиша» дает описание ресторана, но не дает исчерпывающей информации по конкретному ресторану, что есть у него из набора услуг. Надо еще понимать, что Around.ru — это проект, который, прежде всего, направлен на российские города. Мы не хотели сделать ресурс, который посвящен Москве и Питеру.
С. И.: Еще один хипстерский ресурс.
А. П.: Слава богу, у нас тут все хорошо, у нас полно ресурсов, а если вы выезжаете за МКАД — Самара, Красноярск, Екатеринбург, — то там все гораздо хуже. Найти там ресторан по конкретным параметрам очень тяжело. И, грубо говоря, мы взяли список всех ресторанов и вручную их обработали, добавив полный набор услуг, которые в этом ресторане есть, с одной стороны. С другой стороны, большинство карточек ресторанов содержит у нас полное меню этого заведения. Очень тяжело выбрать место, куда вы можете сходить поесть, если вы не знаете, сколько там что стоит или какие вообще блюда предлагаются. Мы вручную собрали эту информацию и, собственно говоря, дали пользователю, чтобы уже на основе этих знаний он мог сделать осознанный выбор. Но это первый шаг, то есть мы заложили платформу некую.
С. И.: То есть преимущества по сравнению с тем же AlterGeo, например, в том, что вы, вышли в города и ввели некие новые пользовательские критерии.
А. П.: Да, больший объем информации.
С. И.: А критерии вы разрабатывали сами? Вот критерии выбора детского ресторана. Еще какие-то примеры?
А. П.: Ну, есть рестораны, которые хорошо подходят, условно говоря, для бизнес-встреч, для бизнес-ланчей. Там, например, есть Wi-Fi, есть бесплатная парковка.
С. И.: То есть из жизненных сценариев выбирали?
А. П.: Да, есть, грубо говоря, романтические какие-то рестораны. У них, например, хороший вид и т. д. У нас есть так называемые сценарии, зачем пользователь может посещать те или иные места, и он, собственно, их выбирает.
С. И.: Эти критерии мне как человеку, который пользуется сервисами, неочевидны и непривычны. Еще вчера я эти критерии, может быть, в жизни, конечно, и применял, а к интернету не применял. Как я узнаю о том, что мне позволяют выбрать именно по новым критериям: бизнес-ланч, парковка хорошая, бумажку мне принесут или еще что-то?
А. П.: Смотрите, в user experience мы придумали, что мы будем категоризировать рестораны по разным типами: для детей, для бизнеса, еще для чего-то. А дальше уже задача дизайнера, UI-дизайнера — с помощью интерфейса донести до вас эти функциональные возможности, будь то тизер на главной, будь то крупная кнопка пункта меню или еще в чем-то. До вас это нужно просто донести, но это уже задача UI-дизайнера.
С. И.: А насколько сложно было синхронизировать у Around.ru мобильный интерфейс и десктопный? Насколько они друг с другом коррелируют?
А. П.: Ну, здесь надо понимать, что «похожесть» веб- и мобильной версии — это нетривиальная задача, очень-очень разные размеры экранов…
С. И.: Да и сценарии пользования, в общем-то, разные.
А. П.: Это классический пример. Вы спокойно сидите в офисе за компьютером и выбираете, куда сходить поужинать. И другое дело, когда вы едете за рулем автомобиля и пытаетесь выбрать ресторан правой рукой.
С. И.: На красный свет.
А. П.: Понятно, так делать нельзя, но вы стоите в пробке и листаете, смотрите одним боковым зрением. Отсюда разный подход к проектированию интерфейса. Но элементы, такие как цвета, цветовая гамма, шрифты, стилистические, стилеобразующие элементы, конечно, пересекаются между веб- и мобильной версией.
С. И.: Это окончательный дизайн или нет? Я поясню, что я хотел понять. Дело в том, что мы нашли несколько неоднозначных моментов в этом проекте, в этом сервисе с точки зрения интерфейсов. Например, если выбрать в выпадающем меню ресторан китайской кухни, чешской кухни, то в левом столбце список обновляется, а карта нет. И кроме того, сервис базируется на определении местоположения пользователя, но притом отсутствует сортировка объектов по удаленности.
А. П.: То, о чем вы говорите, мы знаем, и теперь самый главный вопрос: когда мы это сделаем? У нас есть инструментарий, для того чтобы вы сейчас сходили на сайт, а мы уже записали видео, и знаем, куда вы кликали, что вы делали. Мы смотрим эти записи и потом принимаем для себя решение. Оказывается, человек делал по-другому. То, что вы видите, еще два месяца назад выглядело по-другому. Каждый день сервис улучшается, улучшается и улучшается.
С. И.: Нет предела совершенству. Кстати, на днях онлайн-издание Firrma писало о том, что Around.ru снабжен актуальной афишей городских событий, но мы как ни искали, так не нашли. Есть она, нет?
А. П.: Этот сервис сейчас находится в стадии тестирования, мы его запускаем. Скажем так, в Москве и Питере нет проблемы узнавать об актуальных мероприятиях, да, это нормально. К сожалению, в других российских городах проблема стоит более остро. Есть классические афиши на остановках, и это практически единственный способ что-то узнать, особенно для людей, которые только приехали в город: командировочные, или к друзьям, или еще кто-то. У нас буквально в ближайший месяц запустится сервис, где мы будем внутри приложения, внутри сайта рассказывать о каких-то новых событиях, о каких-то новых интересных мероприятиях, которые будут проходить в городе. Это и push-нотификация на мобильные устройства, и рассылка e-mail, и нотификация внутри сайта.
С. И.: Ну что ж, Алексей, я надеюсь, что весь твой опыт, который ты чуть-чуть нам приоткрыл сегодня, прекрасно воплотится и в проекте Around.ru и во всех остальных.
А. П.: Надеюсь.
С. И.: Большое спасибо, что нашел время прийти к нам, спасибо за интересный рассказ! На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители. Следите за нашими передачами, предлагайте темы, задавайте вопросы. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео