Регистрация

Демократия по-мерзликински

0
0
2 0
Аудио Текст
8 февраля 2013

В гостях у Михаила Денисова на SeoPult.TV — Валентин Мерзликин, который рассказывает о портировании казуальных игр на мобильные платформы и о том, как продается демократия. Игра «Демократия».

Из передачи вы узнаете:
— что такое «демократия по-мерзликински»;
— каким был первый опыт собственных проектов Валентина и почему он ушел из Alawar Entertainment;
— куда поехать за идеями для создания успешных проектов;
— чувствовал ли наш эксперт давление на себя при создании провокационной игры «Демократия»;
— кого из политических лидеров покупают в игре чаще всего;
— какие темы, кроме политики, интересны герою передачи для новых проектов;
— сконвертируется ли российская «Демократия» в иностранный продукт;
— и многое другое.

Михаил Денисов: Привет! Меня зовут Миша Денисов, со мной в студии Валентин Мерзликин, создатель игры «Демократия», и сегодня у нас очередная передача совместного проекта Mobile Developer Day и SeoPult.TV. Валентин, сюда мы тебя пригласили знаешь почему? Потому что ты создал продукт, который наводит страх и ужас на весь демократический строй в России. Игра, которая занимает умы кучи людей, которые летают в самолетах или… Я играю в самолетах, потому что время пролетает незаметно. Может быть, кто-то еще не знает. Расскажи в двух словах, что такое вы сделали?
Валентин Мерзликин: Миша, привет. Игра «Демократия» — это логический пазл. Вам нужно собирать фигурки, представляющие реальных персонажей, зачастую из жизни, или отображающие какие-то детали нашего современного общества, и они эволюционируют в старшие фигурки: ну, из трех барашков получается избиратель. Очень актуальна была в конце 2011 года эта тема, и я подозреваю, что актуальна до сих пор, потому что у нас аудитория так и не уменьшилась: играют уже 12 месяцев, люди пишут восторженные отзывы. В игру нужно обязательно пробовать играть, а если про нее рассказывать, она не кажется такой занимательной.
М. Д.: Я думаю, что по статистике скачиваний вы можете видеть политическую активность на территории России вообще.
В. М.: Так как игра изначально вышла только для iPhone, и у нас это в основном аудитория, которая играет на iPhone и на iPad, и, конечно, это не все население России отнюдь. Вообще, мы считаем, что в эту игру играло чуть больше миллиона человек на территории России, на iPhone из них — 450 тыс., для нас это очень неплохие цифры.
М. Д.: А кто остальные 550 тыс.?
В. М.: Наши партнеры выпустили эту игру «ВКонтакте», и там тоже было тоже порядка 500 тыс. установок, 100 тыс. человек играло в эту игру на Android.
М. Д.: Вот тебе и реальные цифры участников митинга на Болотной, что бы ни говорили другие СМИ.
В. М.: Ну, у нас очень много школьников играет в эту игру, поэтому надеюсь, что их на Болотной не было, потому что это было бы нарушение законодательства.
М. Д.: Валентин, о’кей, это твой первый продукт в области разработки игр под мобильные платформы?
В. М.: Первый самостоятельный. Я до того семь лет работал в компании Alawar, которая известна на всю Россию своими казуальными продуктами, в том числе, выйдя на мобильные платформы, тоже запустили несколько очень хитов. Другое дело, что я занимался там вопросами продаж, установления партнерских отношений с западными партнерами и никогда не занимался продуктами от начала и до конца, самостоятельно, и это очень затягивает.
М. Д.: Почему ты решил уйти из Alawar и сразу ли ты решил уйти в собственный проект?
В. М.: Честно признаю, я ушел оттуда почти два года назад (или полтора?) и какое-то время себя искал, да. Компания NeskinSoft появилась как первый опыт, и он оказался удачным. Мы познакомились с Сергеем в прошлом году в Минске на конференции стартаперов, где он представлял свой проект BananaBall, который мы после этого старательно несколько месяцев «пилили», и он даже существует, но так никогда и не был выпущен на рынок.
М. Д.: То есть NeskinSoft — это причина того, что ты перебрался жить в Минск?
В. М.: Да. И плюс в Минске не бывает пробок. Я думаю, что многие жители столицы меня поймут.
М. Д.: А что с разработчиками в Минске?
В. М.: В прошлом году было лучше, в этом рынок «нагревается», их все меньше и меньше, но очень много образованных людей, очень много специалистов, программистов качественных, хороших и общительных, и все говорят по-русски.

М. Д.: Если я формирую команду по разработке какого-то проекта, то на Минск имеет смысл смотреть или на другие города Белоруссии? Вообще, куда бы ты рекомендовал направить внимание при создании проекта по разработке игры?
В. М.: Сейчас, наверное, на Украину. И по костам будет удобней, и Украина физически больше, чем Белоруссия, и там больше специалистов, и они точно так же будут распределены между разными городами.

Киев подороже, восток Украины подешевле, но Украина — очень неплохой вариант, там сейчас очень много игроделов, и они достаточно активно растут и развиваются.
М. Д.: Сейчас «Демократия» — твой единственный, основной проект? Чем ты еще занимаешься, кроме того, что развиваешь эту игрушку?
В. М.: NeskinSoft выпустила два продукта на рынок. Второй — игра, которая называется «Партийная линия». Это вариация Color Lines с эволюционной механикой. Мы, собственно говоря, начинали именно с этой игры, она была у нас в прошлом году в виде маленьких жучков, и вот она выросла в «Демократию», которой мы вынуждены были заниматься еще год и с удовольствием продолжаем это делать. «Партийная линия» доросла, она обрела форму ряда лидеров советской эпохи и нынешней российской, она была менее успешна, но мы по-прежнему ее не бросаем, будем над ней работать и нести на новую платформу, может быть, превратим ее во free-to-play.
М. Д.: Слушай, Валя, все-таки «Демократия» — это провокационная игра. Вы чувствовали какое-то «давление системы», назовем это пафосно?
В. М.: Какие-то отголоски до сих пор слышны. На самом деле в прошлом году, когда мы искали себе партнера по запуску на Android — у нас игра была готова в декабре на всех платформах, на iOS мы пошли самостоятельно, а на Android нам нужен был партнер, — все отказывались, все говорили: «Мы не будем это запускать». Когда речь заходила о том, чтобы сделать веб-версию, запустить ее в социальных сетях, мы получали официальные отказы от Mail.ru и «Одноклассников», потому что это противоречит их политике. После этого — мне кажется, уже после этого — они внесли в свои правила пункт, в котором размещать какие-либо политические продукты...
М. Д.: Отказ по той причине, что продукт политический?
В. М.: Да-да. Скажем, у нас есть партнерский магазин маек. Они некоторые майки недавно жестко отмодерировали. На вопрос «Какому пункту правил это противоречит?» они написали достаточно хорошее длинное письмо, объясняющее, что им еще нужно будет жить, кормить свои семьи и работать в России и, в отличие от нас, они не могут, типа, собраться и выехать за границу. Ну, формально да: я живу в свободной демократической Белоруссии и делаю продукты о России, стараясь не нарушать местное законодательство.
М. Д.: То есть от белорусской демократии к вам никаких претензий нет?
В. М.: Вообще никаких.
М. Д.: А поддержка?
В. М.: Поддержки, слава богу, тоже нет.
М. Д.: У вас же доход продукта основан на in-app. Что чаще всего покупают? Навального?
В. М.: Это та самая история, которая меня влекла.

Когда мы выпустили продукт, в нем было только два in-apps: можно было покупать монетки за 1$ и бесконечные ходы. Пользователи очень активно конвертировались, то есть 15% пользователей, игравших в игру, купили полную версию.

Было огромное количество восторженных отзывов, в том числе в стиле «ребята, качайте, пока игру не выпилили из App Store»; это было особенное удовольствие. Но позже мы выяснили, что очень много денег люди тратят на покупку внутриигровой валюты, чтобы уйти дальше, чтобы сделать это быстрее и потратить меньше времени. Тут-то и началось: начали появляться in-apps по 12$, какие-то еще. В общем, сейчас структура доходов сдвинулась в сторону внутриигровой валюты и каких-то дорогих продуктов. На самом деле игра для хардкорщиков.
М. Д.: А все-таки кого из наших политических лидеров покупают чаще остальных?
В. М.: Ну, у нас нельзя купить конкретного лидера, поэтому нельзя провести такое голосование за деньги, хотя…
М. Д.: Навального можно купить?
В. М.: Можно. Человека, похожего на Навального, можно купить, он будет помогать в игровом процессе как некий супермен.
М. Д.: Я хотел бы купить, у меня что-то не получилось, я тебе потом покажу и спрошу почему.
В. М.: Обязательно поможем! Можно будет отдать наличными.
М. Д.: Вы в своей линейке игр, если будете дальше идти, станете строго придерживаться политических тем?
В. М.: Ну, сейчас у нас есть аудитория, которой нравятся такие игры, то есть отражение реального мира, то, что они каждый день слышат, читают в интернете, не обязательно видят по телевизору, потому что по телевизору вообще редко такое видишь. Но люди, погруженные в интернет-среду, получающие информацию такого рода, провокационную немного, вызывающую, действительно считают, что это не только забавно, но и действительно остроумно и актуально. Хочется продолжить эту линейку, мы будем выпускать новые продукты в этом сеттинге, но честно признаюсь, что мы параллельно все-таки делаем продукты и для мирового рынка, потому что хочется стать не просто российским игроком, а выйти на международную арену не только с провокационными продуктами, но и, может быть, с продуктами для детей.
М. Д.: Ты предвосхитил мой следующий вопрос — про международный рынок: я хотел спросить, на международном рынке вы тоже в такой тематике будете работать? Например, были выборы президента в США. Наверное, есть соблазн что-то «запулить»?
В. М.: Был не только соблазн, было не менее десяти предложений: «Ребята, а давайте вы сделаете такую игру, а мы вам поможем что-нибудь с ней сделать дополнительно». И все равно там есть нюансы. Во-первых, мы не можем делать одновременно очень много игр. Пока мы не настолько расширились, плюс там очень сильно зависит от того, кто будет в действительности делать эту игру. Не рисовать или программировать. Кем будет тот продюсер, который добавит шутки, придумает персонажей, убедится в том, что это будет затягивающим процессом. К тому же на западной политической арене не такие сильные конфликты происходят, поэтому там сатира обретает немножко другие рамки.
М. Д.: Вы в своей бизнес-стратегии выбрали позицию производителей игр: не издателя, а производителя, то есть свои продукты вы создаете сами и сами же их продвигаете.
В. М.: Для России это было именно так, причем, работая на западном рынке, мы в любом случае собирались идти через полноценного издателя, потому что нам хотелось отладить хотя бы одну часть: научиться делать хорошие игры. В случае с «Демократией» вышло так, что мы получили эту аудиторию, ничего не потратив, и теперь она у нас есть. И мы хотим, конечно, этим пользоваться, не только продолжая обновлять ее (мы сделали уже 13 обновлений в «Демократии»), но и выпуская новые продукты. В том числе мы рассматриваем сотрудничество с независимыми командами, которым можем помочь с новым сеттингом в игре, то есть «переодеть» ее, может быть, в политические...
М. Д.: Это для российских продуктов?
В. М.: Например. И выпустить игру на Россию. Безусловно, на Запад мы будем идти. Скорее всего, через издателя. Потому что это очень дорого.
М. Д.: То есть иллюзии, что аудитория российской «Демократии» сконвертится в пользователя американского какого-то приложения, нет?
В. М.: Все-таки это может произойти. Точно так же, когда мы выпускали «Демократию», у нас были совершенно другие ожидания от рынка, и мы получили результат в 30 раз больше, чем мы ожидали. Сейчас еще больше, потому что очень сильный виральный эффект. Если делать продукты с виральным эффектом, если делать продукты немножко провокационные, те, которыми люди хотят поделиться друг с другом сами, не нажимая на кнопку Like или еще что-нибудь, просто показать друг другу за столом, это может сработать и без денег. Я все-таки соглашусь с тем, что если ориентироваться на такую нишу, можно попробовать. Мы пробуем пока.
М. Д.: Про виральные эффекты я полностью согласен, поскольку мои друзья знают, что мы знакомы, но ты не представляешь, сколько я получал SMS типа: «Ах ты, такой гад! Зачем ты мне рассказал про „Демократию”? Я теперь оторваться не могу!» Работает.
В. М.: Спасибо.

М. Д.: «Госдеп»-то вам платит?
В. М.: У нас, признаюсь, в структуре компании есть юрлицо, которое называется «Госдеп», но пока оттуда мы никаких доходов не получаем. Однако мы обязательно сделаем так, чтобы получать деньги только от «Госдепа».

М. Д.: То есть «Демократия» — это коммерческий успешный продукт?
В. М.: К счастью, да. К счастью для меня, потому что я был основным инвестором студии и потратил достаточное количество личных сбережений на то, чтобы у нас что-то получилось.
М. Д.: О’кей. Скажи мне, насколько значим был для тебя, когда ты запускал проект, твой опыт работы в Alawar? Или все-таки в Alawar ты работал под другой темой и, по сути, делал стартап с нуля?
В. М.: Хороший вопрос, потому что в Alawar я успел несколько месяцев позаниматься мобильными платформами. Я вообще представлял, какие нам нужны будут механизмы, что мы должны внедрять, а что мы не будем делать. Но все равно несколько месяцев студия NeskinSoft делала продукт, который сейчас на рынок еще не был выпущен, и де-факто он все еще лежит на полочке, ждет своего часа. Мы его «прилижем», «причешем», придумаем новых персонажей и издадим. Но мой опыт скорее был связан с западными рынками. Российский рынок... Я не представлял ни его масштабов, ни того, что это на самом деле может быть достаточным, чтобы прокормить не только шестерых разработчиков, но и приходящего продюсера.
М. Д.: Сейчас у вас шесть разработчиков?
В. М.: Сейчас да, семь человек работает в студии.
М. Д.: Ты чувствуешь, что вы будете расти, или вы будете этим составом работать?
В. М.: Мы хотим расти, и мы будем расти, но не хочется наращивать компанию какими-то гигантскими темпами, потому что теряется ощущение, что все делают что-то хорошее и делают продукты. Возникает ощущение, что люди просто приходят на работу. Вот этого нужно избегать.
М. Д.: Будете белорусских разработчиков брать или вы можете работать удаленно?
В. М.: Сейчас мы развиваемся в Белоруссии, это правда. Но хочется построить модель, по которой мы научимся работать и с удаленными разработчиками, и с удаленными продюсерами, и с гейм-дизайнеров из других стран будем приглашать поработать с нами. Почему нет?
М. Д.: Спасибо, Валентин! Желаю вам дальнейших классных игр, ждем их нетерпением! На этом наш выпуск сегодня заканчивается. Дорогие друзья, у нас в гостях был Валентин Мерзликин, создатель игры «Демократия», и я, Михаил Денисов, ведущий совместного проекта SeoPult.TV и Mobile Developer Day. До новых встреч, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии