Регистрация

BotScanner: зомбакам здесь не место

5
0
983 0
Аудио Текст
19 июля 2013

Органический рост посещаемости сайта — это прекрасно, но очень медленно. А бизнес ждать не любит, особенно когда за спиной стоят кредиторы. Волей-неволей приходится приводить трафик со стороны. Ну и платить за него, разумеется. Как же эффективно оценить качество трафика, не поддаться на уловки мошенников и обеспечить себе качественную аудиторию, конверсию и другие желаемые показатели?

Из передачи вы узнаете:
— что такое «некачественный трафик» и как его идентифицировать;
— в каких областях интернет-бизнеса наиболее часто используются боты;
— в каких сферах интернет-бизнеса контроль качества трафика наиболее востребован;
— какова роль рекламных агентств в формировании качества трафика;
— на что следует обратить внимание начинающему рекламодателю;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, друзья! Вы смотрите программу «Бизнес-online», с вами я, Сергей Иванов. Органический рост посещаемости сайтов — это, конечно, прекрасно, но, к сожалению, очень медленно. А бизнес ждать не любит, особенно когда за спиной стоят кредиторы, и вынужден приводить трафик со стороны и, конечно же, платить за это. Как обеспечить себе качественную аудиторию, как отличить качественный трафик от некачественного, обеспечить себе конверсию и другие желаемые результаты? Об этом мы сегодня будем говорить с известным экспертом в области веб-аналитики, основателем и генеральным директором компании BotScanner Group Александром Шишовым. Александр, привет!
Александр Шишов: Здравствуйте!

Александр Шишов, генеральный директор BotScanner.
Родился в 1971 году в Новосибирске.
В 1982 году окончил Новосибирский государственный технический университет (факультет прикладной математики).
С 2004 по 2008 годы работал руководителем веб-направления в компании Mirax Group.
В 2011 году стал гендиректором компании BotScanner Group.

С. И.: Александр, давайте сначала разберемся с терминологией и понятиями. Итак, что такое некачественный трафик и какие методы существуют для того, чтобы различить качественный и некачественный трафик?
А. Ш.: Качественный трафик — это люди, которые приходят на сайт, живые люди, изучающие контент этого сайта внимательно. Они ходят, смотрят, интересуются, они пересылают эту информацию другим пользователям, ставят ее в закладки, они покупают что-то, становятся подписчиками. А некачественный трафик — это люди, которые этого не делают. Ну, естественно, и боты.
С. И.: Да, как раз не всегда это и люди, не всегда это и боты. С людьми, я думаю, мы разберемся отдельно, а меня сразу интересует такая вещь, как боты и вообще такое явление, как клик-фрод. Что это такое и какова их доля в некачественном трафике?
А. Ш.: Кликфрод — это устоявшийся термин, это мошенничество в области купли-продажи трафика, в первую очередь это относится к системам контекстной рекламы, к баннерам, это имитация живого посетителя с помощью технических средств. Сюда относятся не только боты, но и iframe и — вопрос сложный — очень часто pop-under. Есть люди, которые покупают pop-under себе. Нужно ли объяснять, что такое pop-under?
С. И.: Да, желательно. Все-таки не все у нас точно знают, что это такое, хотя в жизни сталкиваются с клик-фродом каждый день.
А. Ш.: Я думаю, с pop-under тоже сталкиваются. Что такое pop-under? Это когда человек ходит по какому-то сайту, кликает на какую-то ссылочку и у него эта страничка открывается в новом окне. А в старом окне у него происходит переход на сайт, скажем так, рекламодателя. Это серый способ купли-продажи трафика, потому что человек, в общем-то, не особенно заинтересован в том, что у него там творится на заднем плане, в окошке, которое он сейчас не читает, а время, проведенное на сайте, между тем отщелкивается. Есть люди, которые закупают это специально, но с разными целями. Масса людей, которые просто об этом не догадываются, потому что они покупают вроде как нормальный, качественный трафик, они покупают людей, которые проводят какое-то время на их сайте, но они не знают о том, что эти люди реально видят их сайт, может быть, несколько секунд, которые им нужны, чтобы закрыть окно.
С. И.: Вот вопрос к вам как к специалисту, работающему на этом невидимом фронте: кто такие клик-фродеры, какими ресурсами и бюджетами они располагают? Можно описать?
А. Ш.: Что такое бот? Это чей-то компьютер, который заражен специальной программой, которая туда ставится, небольшая. При просмотре сайта можно заразиться, антивирусы спасают далеко не всегда. Ну, в принципе, я бы не сказал, что конкретно пользователю, у которого стоит эта программка, она приносит особый вред. Ему все равно, а вот для рекламодателей и для людей, которые страдают от так называемых DDoS-атак, самый простой способ монетизации этих ботов — это DDoS-атаки. Рекламный трафик — это уже интереснее для ботоводов. Рекламный трафик они имитируют несколькими способами: контекстная реклама — это как бы элита этих «прекрасных» людей, они получают максимальное количество денег за это. Все знают, я думаю, сколько стоят клики в «Яндекс.Директе» по дорогим тематикам и, допустим, в AdWords. Это стоит достаточно дорого, и даже несмотря на то, что их, в общем-то, ловят периодически, они имеют свою маржу, они имеют там гигантское количество процентов.
С. И.: А «Яндекс» активно занимается отловом ботов?
А. Ш: «Яндекс» достаточно активно занимается отловом ботов, Google просто вообще их ловит, не щадя себя.
С. И.: Но они рождаются, рождаются и появляются?
А. Ш.: Конечно, ROI там колоссальные, и мы говорим сейчас именно о веб-мастерах, которые занимаются тем, что делают свои сайты, размещают там рекламу и с помощью ботов имитируют посещаемость. Но есть еще один слой ботоводов, которые занимаются тем... Я не знаю, насколько на Западе это распространено, но в России есть компании, которые специализируются на том, что скликивают рекламные объявления конкурентов, допустим, в поиске «Яндекса». То есть фирма больше ничем другим не занимается, она за определенный процент от стоимости рекламного клика скликивает конкурентов. И ей говорят: «Вот, вот и вот, пожалуйста, скликайте их». Они говорят: « О’кей!» — и начинают скликивать. У них неплохие технологии, у них есть и боты, есть и живые люди, которые этим занимаются.
С. И.: Поясним для наших телезрителей, что скликивание бюджета в данном случае — это действительно атака ботов, которые изображают тех самых посетителей и просто выкачивают рекламный бюджет вашего конкурента, не принося ему никакой прибыли, я правильно понимаю?
А. Ш.: Да, это ситуация достаточно печальная, особенно для не очень крупных компаний, которые становятся жертвами этих атак.
С. И.: И чем больше они наращивают бюджет, тем больше они обогащают ботоводов, не принося себе никакой пользы.
А. Ш.: К сожалению, да. Чем более ботоводы заинтересованы, тем больше их появляется, в общем-то.
С. И.: А сколько стоит заказать скликивание рекламного бюджета конкурента?
А. Ш.: Эта сумма начинается… Последний раз, когда я уточнял этот вопрос — может быть, там цены изменились уже, — сумма начиналась с 10% от стоимости рекламного бюджета конкурента.
С. И.: Хорошо, тогда подвинемся дальше. Вот открылась компания BotScanner, и я предполагаю, что с появлением такого борца на невидимом фронте методы фродеров должны были измениться, и BotScanner занимается именно поиском некачественного трафика. Что изменилось, если провести водораздел между «до вашего появления» и «после»?
А. Ш.: Не могу сказать.
С. И.: Или методы развиваются сами по себе и не вы одни изменяете ситуацию?
С. И.: Я не могу сказать, что мы такой заметный игрок. Да, нас обсуждают периодически на закрытых форумах. Я знаю, что есть люди, которые с помощью методов реверс-инжиниринга пытаются понять, что мы делаем, как мы делаем, чтобы как-то эффективно этому противодействовать. Но в основном технологии развиваются сами по себе, и мода меняется со временем. А сейчас более популярна схема с pop-under и с click-under, так называемым pop-up, то есть всплывающие окна или окна, открывающиеся при переходах, в комбинации с ботами. Почему не берут чисто ботов? Потому что боты все-таки стоят денег. Поставить скрипт на сайте и получить там 10 тыс. посетителей — это одно, но сделать 10 тыс. заражений — это все же стоит денег.
С. И.: Недавно вы где-то сказали, что треть всего трафика в Рунете — это боты и накрутки. Откуда эта цифра появилась?
А. Ш.: Не только, не только боты и накрутки. Я говорил о некачественном трафике. Мы проанализировали какое-то количество трафика первоначальное, когда взяли — я сейчас даже и не помню, сколько там было миллионов хостов, — и посмотрели на количество некачественного трафика. В каком плане? Он, в принципе, делится на три части: это нецелевые посетители, которые заходят и как ошпаренные вылетают с сайта.
С. И.: То есть это не злоумышленники, это действительно случайные люди?
А. Ш.: Нет, это может быть по целому ряду причин. В принципе, я потом могу подробнее рассказать. Это собственно боты, то есть зараженные компьютеры, чьи IP-адреса или чьи ресурсы используются для имитации посещаемости, и накрутки, то есть iframe, pop-up, pop-under. Да, там почти треть была на тот момент. Сейчас с появлением, может быть, более качественных, более крупных ресурсов у нас пока временно ситуация более благоприятно выглядящая, сейчас где-то в районе четверти трафика некачественного, может быть, чуть-чуть больше, плюс-минус. Тогда была треть.
С. И.: Для наших телезрителей можете рассказать об основных источниках некачественного трафика?
А. Ш.: Есть источники некачественного трафика, но называть их вслух — как-то все же это портить деловую репутацию людей. Я надеюсь, что все-таки они одумаются и перестанут это делать.
С. И.: Может быть, первые буквы как-нибудь обозначим? Под это много попадет, с другой стороны?
А. Ш.: Их очень много, очень много сайтов попадет, просто начнут люди тревожиться.
С. И.: Волноваться, да.
А. Ш.: Главный принцип — это не то, что качественный или некачественный трафик априори. Любой трафик может быть, с одной стороны, хорошим, даже если он дешевый и, в общем-то, не особо заинтересованные посетители, их можно привлечь, можно как-то их удержать, а с другой стороны, очень дорогой трафик. С каких-то дорогих слов «Яндекс.Директа» или с AdWords он может быть некачественным, потому что он просто нецелевой. То есть если страница, на которую приходит пользователь, сделана плохо или — это случается не так уж редко, чаще, чем я думал, — она просто сломалась, там что-то «отъехало», испортился скрипт. Просто я с удивлением увидел, что люди тратят достаточно серьезные деньги на рекламу, а там, на стороне клиента, у них сообщение об ошибке просто. И люди делают рекламную кампанию не оптимально. У них написано в рекламе одно, на сайте другое.
С. И.: Получается, что в ваши функции входит не только отслеживание прямых злоумышленников, но и вообще анализ рекламной кампании, самого качества трафика, и злоумышленники здесь, может быть, важную роль играют, но только одну из ролей?
А. Ш.: Да, в принципе, так и есть.

Мы оцениваем лишь поведение посетителя на сайте, то, насколько он заинтересован в данном контенте. И также, поскольку мы носим такое гордое название, как BotScanner, мы в значительной степени гарантируем, что это не боты и не накрутки.

То есть если мы говорим, что это качественный посетитель, мы раскрашиваем в три цвета — для простоты. Это принцип светофора: красный, желтый, зеленый. Красный — это некачественный, желтый — это среднее что-то, а зеленый — вот качественное, хорошее, прямо то, что может заинтересовать, те люди, которых заинтересовал этот контент. И если компания, допустим, занимается продажей труб из ПВХ, или дверных замков, или чего-то еще, то человек, который ходит по этому сайту, в принципе, уже добро для них. Он же ходит не по развлекательному ресурсу, он ходит и смотрит изделия из железобетона, то есть если он не сделает покупку прямо сейчас или звонок, то он сделает это потом, он поставит закладки, он кому-то это перешлет. Если же это новостной ресурс, то он, возможно, сделает sharing в социальных сетях: поставит «лайки» или что-то еще или, во всяком случае, просто внимательно это изучит, поделится. То есть это, безусловно, благо.
С. И.: А у вас как у эксперта есть наблюдения на предмет особенностей трафика, приходящего из социальных сетей? Что это за трафик? Или здесь все так же, как во всем интернете?
А. Ш.: Вопрос тоже неоднозначный. На трафик, приходящий из социальных сетей, жалуются сайты, которые занимаются продажами, в том смысле, что он не всегда хорошо конвертируется в продажи.
С. И.: Но тем не менее это живые люди.
А. Ш.: Тем не менее это живые люди. И моя точка зрения, что даже если он прямо сейчас в продажи не конвертируется, если на сайте есть контент, кроме карточек товаров, то трафик, приходящий из социальных сетей, — это организация долговременного взаимодействия с клиентом. Когда при входе в магазин человеку говорят: «Здравствуйте!» — от него же не ждут, что он немедленно побежит к прилавку и что-то купит. То есть ему говорят «Здравствуйте!», ему показывают товар, он говорит, думает: «Да, это хороший магазин».
С. И.: Как минимум.
А. Ш.: Да, как минимум.
С. И.: Даже самый нецелевой человек лучше самого целевого бота.
А. Ш.: Да! Это в любом случае. Зато социальные сети очень хороши для новостных, для информационных сайтов. Если на сайте нет ничего, кроме карточек товаров, и он рассчитан на то, что человек немедленно купит в течение какого-то времени, в течение ближайших пяти минут и потом забудет об этом сайте, уйдет, то не очень целесообразно трафик из социальных сетей привлекать. Но если там есть контент, если там есть что почитать, если там есть чем удержать посетителя, то да. И внутри самих социальных сетей есть некоторое различие. Например, когда мы только начинали анализировать трафик из социальных сетей, пытались выстроить...
С. И.: Каких? Я так хочу услышать какое-нибудь имя!
А. Ш.: Да, сейчас расскажу! Как работает система наша, в двух словах? Есть система решающих правил, которая по некоторым особенностям поведения посетителя делает вывод, бот это или не бот, заинтересован он или не заинтересован. И когда люди с Twitter приходили, мы не то чтобы относили их к ботам, но высоко их не оценивали. И я посмотрел внимательно и понял, что ну как же это так, почему у нас те, кто с Twitter приходит, так низко ранжируются? И мы сделали специальное правило, что люди, которые приходят с Twitter, больших текстов не читают, и даже если они пробыли на сайте недолго, то это уже очень хороший показатель, если они начали прыгать между страницами. Просто Twitter подразумевает высокий темп.
С. И.: Поговорим более подробно о вашей системе автоматического анализа трафика. Но для начала я хочу узнать, почему вы достаточно медленно и осторожно выходили на рынок? Ведь, насколько я знаю, вы запустились, по-моему, в конце 2009 года, нет?
А. Ш.: В конце 2009 года мы начали только разработку.
С. И.: Разработку, да? А вышли на рынок вы в 2012 году?
А. Ш.: Да.
С. И.: Что входило в разработку, над чем в основном работали, на что обращали внимание, что вы хотели построить?
А. Ш.: В 2009 году мы начали работать над формализацией правил, которые потом стали нашей системой. Основной принцип был какой? Что автоматизировать, в принципе, можно если не все что угодно, то очень многое, и веб-аналитику тоже можно автоматизировать. И многие вещи, которые мы делали как специалисты в области аудита трафика, оценки рекламных кампаний, могут быть автоматизированы. Мы поняли, что делаем не то чтобы одно и то же, но значительная часть работы, скажем так, не очень творческая. Это можно автоматизировать, можно выработать какие-то правила. И эти правила постепенно были выработаны. В 2009 году мы решили, что имеет смысл подумать, как это формализовать, сделать такой продукт. Первоначально планировали заниматься тем, чтобы ловить именно боты, накрутки, некачественный трафик.
С. И.: Потом поняли, что можно пойти гораздо дальше?
А. Ш.: Да, потом поняли, что можно пойти дальше и не только некачественных посетителей выделять, но и качественных, у них тоже ведь есть свои особенности поведения. Если посетитель двигает мышкой определенным образом, он, значит, читает, если он скроллит вниз страницу, которую можно скролить, с определенными интервалами, то он, значит, изучает контент. Если он, напротив, не двигает мышкой абсолютно 50, 40, 80 секунд, потом делает резкое движение, и окно закрывается, это то, о чем я говорил чуть раньше, — это pop-under, то есть страница, которую он не видел, а как только он ее увидел и начал двигать по ней мышью, ушло секунды три на ее изучение, а там страницу, допустим, скроллировать можно на пять экранов вниз.
С. И.: У меня возникают ментальные подозрения: при тщательно разработанной аналитике, в том числе и аналитике поведения живого человека, несложно, в общем-то, сконструировать правильного бота, который будет скроллить на основе анализа объема страницы, оглавления и т. д., ровно то количество времени… Алгоритмы известны: все, что поддается автоматизации, скажем, в изучении, поддается автоматизации и в реализации. Это так и есть, да?
А. Ш.: И это делается, да. Это достаточно дорогие боты, не очень серийные…
С. И.: Совершенные боты.
А. Ш.: Достаточно совершенные, да, они вполне заменяют живого человека во всем, кроме совершения процесса покупки. Такой «идеальный посетитель», он и заполняет все, что нужно, он и ходит по странице, очень вдумчиво ее изучает. Проблема только в том, что он ничего не купит, а в остальном он просто прекрасен.
С. И.: Видимо, дело времени всего лишь?
А. Ш.: Возможно. Ситуация с ловлей ботов, собственно, с их вычислением интересна тем, что параметров, которые можно учитывать, все равно несколько больше, чем параметров, которые можно имитировать. И достаточно в нескольких местах проколоться, как наша система возьмет этого «человека» на карандаш. Мы не принимаем решение одномоментно: вот пришел человек — все, он бот! Нет, в одном месте подозрительно себя повел, в другом, в третьем, в четвертом…
С. И.: А какой интервал или какое количество «карандашных заметок» должно быть, для того чтобы принять какое-то решение? Один, два, пять? Это как-то измеряется?
А. Ш.: Я сейчас даже не могу сказать. Я могу сказать, что это десятки параметров, которые учитываются, десятки решающих правил, которые встроены в систему. Уже как бы робопсихология, я даже сам не всегда понимаю...
С. И.: Да, мне как раз именно это и приходит в голову.
А. Ш.: …почему же он срабатывает так. Но у нас, конечно, есть логи, можно посмотреть и настроить. Мы постоянно занимаемся тем, что настраиваем, система частично самообучается, частично мы ее обучаем, постоянно пытаемся снизить процент ложных срабатываний. Но все-таки я бы еще раз хотел сказать, что не стоит педалировать именно ботов, потому что у нас все-таки система автоматизации анализа качества трафика, то есть система, которая поможет человеку, который никогда не занимался этим, сесть и просто увидеть, где у него хороший, где плохой трафик, и принять на этой основе бизнес-решение.
С. И.: Мы все время говорим об автоматизации. Это прекрасно, и действительно в нашем быстром «однокнопочном» мире все, даже неквалифицированные люди, хотят обладать всем инструментарием, но есть ли какая-то доля ручного труда в вашей компании, в вашем анализе? Все ли подвергается автоматизации, все ли возможно охватить у вас?
А. Ш.: Есть у нас большая доля ручного труда, конечно, в том, что все наши системы решающих правил, которые определяют, где хороший трафик, где плохой, мы постоянно подкручиваем, подстраиваем. Но, в общем-то, эта ситуация аналогична любой системе антикликфрода в любой компании. И они есть практически везде, где идет купля-продажа трафика, естественно.
С. И.: То есть ручной труд именно в настройке автоматической системы?
А. Ш.: Да, ручной труд в первую очередь в настройке. Ну и, естественно, если у нас есть какие-то запросы от крупных клиентов, которые принимают бизнес-решения по крупным задачам, мы перепроверяем все вручную еще. То есть дополнительно, прежде чем сказать людям, что вот этот трафик реально хороший, хотя вы этого не ожидали, а этот трафик реально ну очень плохой, хотя у вас были в этом какие-то определенные сомнения, или, может быть, вы даже думали, что он о’кей, — да, мы перепроверяем вручную, конечно. Мы доверяем нашей системе, но все-таки для того, чтобы принимать крупные бизнес-решения, аналитики садятся и смотрят еще выборочно.
С. И.: Да, то есть никакое все-таки самообучение не может заменить человеческий анализ, насколько я понимаю.
А. Ш.: С одной стороны, может, но с другой стороны, мы все-таки подстраховываемся.
С. И.: Да, он может завести не туда, я понимаю.
А. Ш.: Ну да.
С. И.: В каких отраслях бизнеса вы в основном находите клиентов? Я понимаю, что многие наши гости не очень любят называть клиентов, хотя есть те, которые с удовольствием их называют, и тем не менее какие отрасли бизнеса наиболее отзывчивы на ваши предложения, кто из них уже понимает значение отделения зерен от плевел, качественного от некачественного трафика?
А. Ш.: Из бизнеса в первую очередь это компании недвижимости.
С. И.: Они, видимо, раньше всех столкнулись с этим явлением?
А. Ш.: У них ситуация такова, что это не компании электронной коммерции. То есть сейчас мы занимаемся анализом именно поведения, качества трафика, но анализом ROI непосредственно, анализом эффективности с точки зрения кнопочки «Оформить заказ» мы начинаем заниматься только сейчас непосредственно.
С. И.: Допускают вас клиенты к святая святых, к ROI, да?
А. Ш.: Да.
С. И.: А клиентов из недвижимости сколько, есть какая-то пропорция? Половина или пока 90%?
А. Ш.: Нет, их немного, но они очень ценны для нас, потому что это достаточно серьезные, крупные компании. Они приходят, потому что для них это просто бич, потому что трафик недвижимости достаточно дорогой, кнопочки «Оформить заказ» на сайтах недвижимости нет, и это делает их, конечно, очень желанной целью для людей, которые занимаются жульничеством. Кроме того, нашими клиентами являются сайты, у которых сейчас тоже нет кнопочки «Оформить заказ», а есть, допустим, многоканальный телефон. По этому многоканальному телефону звонят, в общем-то, люди из офлайна, с «Яндекс.Директа», с AdWords, еще откуда-то, и им сложно ориентироваться в этом потоке.
С. И.: Те бизнесы, которые имеют ту самую проблему последней мили, вернее последнего дюйма перед конверсией, у которых нет кнопочки «Оформить заказ»?
А. Ш.: Да, они не компании электронной продажи, они не интернет-магазин.
С. И.: У которых сразу все видно.
А. Ш.: Да, у которых все видно и которые со скрипом, но все-таки могут себе позволить все это настроить. Среди наших клиентов довольно мало интернет-магазинов, потому что интернет-магазины и e-commerce все-таки со скрипом, хоть как-то, но настраивают самостоятельно систему, которая позволяет им смотреть: вот мы потратили там столько-то денег, вот у нас столько-то реализовалось в заказы. Всем остальным компаниям интересна не только и не столько немедленная конверсия, сколько взаимодействие с пользователем более долговременное, выстраивание каких-то отношений. Это еще не CRM, но уже и не немедленное решение по конверсии. Это относится в первую к новостным сайтам, к контентным. Среди них такие компании, как РБК, «Аргументы и факты». Вот мы с ними работаем.
С. И.: Достойнейший пул клиентов. А у вас есть какой-то стандартный пакет предложений для ваших клиентов, сервисный?
А. Ш.: Есть.
С. И.: Он как-то формализован? Что заказывают? Как обычно бывает?
А. Ш.: У нас несколько тарифных планов. Самого дешевого даже нет на сайте, но мы предлагаем его нашим клиентам, которые приходят к нам на trial-период, специально, у которых совсем маленький трафик. Мы как стартап относимся с пониманием к сайтам, у которых крошечный трафик, не так много денег, но которые все равно хотят измерять качество. Даже если человек не очень понимает в Google Analytics, пока ему сложно разобраться, а трафик небольшой, он все равно хочет измерять качество. Пусть у него даже 200 человек в день на сайте, и для таких сайтов мы предлагаем тариф «Эспрессо»: по цене чашки кофе они могут пользоваться нашими услугами месяц!
С. И.: Прекрасно! Прекрасно! А самый дорогой тарифный план?
А. Ш.: Самый дорогой тарифный план у нас сейчас из стандартных — всего 50$, и человек за это может анализировать на целой группе сайтов своих с совокупным трафиком, который не превышает каких-то значений. Единственное, у нас возникают проблемы с сайтами, у которых очень резко скачет посещаемость, им мы предлагаем перейти на более дорогие тарифные планы, если посещаемость, скажем, скачет в десять раз и более. Мы смотрим по верхней границе, не по количеству. Но у большинства сайтов такой проблемы нет, у них посещаемость раза в полтора, в два, в три в разные дни, в пиковые, возрастает, и в будние дни, естественно, больше, чем в выходные. И у нас есть VIP-тарифы. Это уже зависит от нагрузки на сайт. Мы здесь смотрим очень внимательно на пиковые нагрузки, на нагрузки в будние дни, в выходные и предлагаем какие-то деньги нашим клиентам.
С. И.: Более серьезные?
А. Ш.: Да, более серьезные. Первоначально мы ориентировались на массового потребителя, на массовый сервис, но не менее 5%, может быть, даже и 10% у нас — достаточно крупные сайты. Это было неожиданно для нас: когда к нам приходят реально крупные сайты, огромные, то есть там штат аналитиков есть, у людей, у них много источников трафика, они тратят десятки, сотни тысяч долларов в месяц на привлечение трафика, и они обращаются к нам с просьбой им помочь в анализе, мы готовы всегда пойти навстречу крупным клиентам.
С. И.: А вот сколько времени в среднем проходит и различается ли это время для маленьких сайтов и больших, когда статистика накапливается достаточно релевантная, для того чтобы полностью точно понять, где качественный трафик, где некачественный? Или это достаточно быстро происходит? Зависит от нагрузки, от объема трафика?
А. Ш.: Естественно, это зависит от нагрузки, то есть если там у человека 30 посетителей в день...
С. И.: Да, то надо подождать еще?
А. В.: Да, надо подождать, но мы определяем моментально, то есть мы определяем через час после того, как он поставил наш код, он уже может сделать первые выводы относительно качества своего сайта, но все же, чтобы делать какие-то глобальные выводы, нужно немного подождать. Через неделю уже можно делать выводы достаточно общие, а через месяц картина будет ясна полностью.
С. И.: А система сама отключает источники плохого трафика или только информирует клиента? Или возможны варианты?
А. Ш.: Ну, мы планируем сейчас сделать систему, которая будет автоматически отключать источники плохого трафика. В принципе, уже практически все готово, нужно просто это как-то…
С. И.: Внедрить.
А. Ш.: …окончательно протестировать и внедрить. Да, мы планируем отключать источники плохого трафика, сейчас мы уже практически внедрили систему автоинформирования по SMS и e-mail об источниках плохого трафика, то есть, когда у человека происходит скачок плохого трафика, мы ему об этом говорим: здесь какая-то странная ситуация с трафиком, здесь почему-то что-то очень плохое.
С. И.: И решение клиент должен принять сам?
А. Ш.: Да. Но сейчас мы хотим сделать и систему автоотключения тоже, потому что человек может находиться в отпуске, болеть или что-то еще, даже если это круглосуточная рекламная кампания, да и просто спать может.
С. И.: Мы забыли немножко, в разговоре упустили еще одного участника процесса, а именно рекламное агентство. У вас были случаи, когда рекламное агентство отговаривало клиента от сотрудничества с BotScanner? Если были, то чем аргументировали? Сейчас такие намеки делаем, я думаю, вполне прозрачные.
А. Ш.: В общем-то, мы не особо ссоримся с рекламными агентствами, потому что я понимаю опасения клиентов.
С. И.: Да, насколько честно по отношению к нему ведет себя рекламное агентство, откуда приводит рынок.
А. Ш.: Я даже…С одной стороны, хочется похвалить и сказать: «Нет, что вы, рекламные агентства очень честные ребята!»
С. И.: Кристально честные!
А. Ш.: Кристально в большинстве своем. Ну а чтобы быть объективными, случаи, когда рекламное агентство, скажем так, не оптимально расходует бюджет клиента, — в основном это не то чтобы нечестность, а обычно некомпетентность, к сожалению.
С. И.: То есть не по злому умыслу, а так получилось?
А. Ш.: Да. Особенно это касается мелких клиентов, кстати. Здесь ситуация такова, что, когда клиент приходит с небольшим бюджетом, он уже, в принципе, сирота.
С. И.: Неужели участникам этого процесса не очевидно, что им в данный момент продадут? Ведь деньги понятные. Или они считают, что в Казахстане просто все дешевле?
А. Ш.: Да там все дешевле, там рабочая сила дешевле.
С. И.: Такое ощущение, что все вроде бы понимают, но виду не подают, все замечательно.
А. Ш.: Это да!
С. И.: Был бы человек хороший.
А. Ш.: Некоторые люди говорят, что мы занимаемся рэкетом, потому что человеку не стоит знать, какой реальный трафик он покупает, — он будет плохо спать.
С. И.: Вот да, поскольку у нас, как говорится, неопытных, начинающих рекламодателей все больше и больше, они множатся, какие советы вы бы дали им, чтобы если не избавиться, то минимизировать ущерб от некачественного, плохого трафика?
А. Ш.: Приходите к нам, ставьте наш продукт.
С. И.: В общем-то, и все, да? То есть непосредственно таких, кроме, естественно, «Яндекс.Метрики»?
А. Ш.: Да, кроме совета «приходите к нам, регистрируйтесь, ставьте у нас месяц бесплатно», еще какие можно дать? Основной совет — это то, что если вы собираетесь покупать трафик, если вы хотите тратить на это какие-то деньги, то вам нужно просто понять, что то, что вам продают в любом месте, где вы это купите: на брендовом сайте, в системе типа «Яндекс.Директа» или Google AdWords, — никто вам 100%-й гарантии дать не может, что это тот трафик, который решит ваши бизнес-задачи. То есть если даже это будет качественный трафик, не факт, что люди, которых вы покупаете, станут вашими клиентами, то есть нужно смотреть, что делают люди, которые пришли на сайт. Хотя бы смотреть, сколько времени они провели, по каким страницам они ходят, то есть хотя бы в общих чертах смотреть по каждому источник, по каждому объявлению и по каждому каналу, какой результат по качеству трафика.
С. И.: Есть ли какие-то формы, методы обратной связи, для того чтобы сделать что-то привлекательное только для вашего целевого пользователя?
А. Ш.: Ну, мы, как доктор Хаус, больше диагносты, чем терапевты, конечно, но, что касается анализа, к нам приходят люди, спрашивают совета, и у нас есть к кому их направить в случае чего, но в основном люди справляются самостоятельно, просто благодаря тому, что смотрят, что эти посетители некачественные, а эти качественные. Грубо говоря, есть три канала, три наперстка, а шарик только под одним, и если человек знает, где шарик, то ему, в общем-то, жить становится гораздо легче.
С. И.: То есть может делать какие-то осознанные движения?
А. Ш.: Да, у него есть три рекламных канала, и по одному из них идет прекрасный трафик, он туда больше кладет денег, а те два рекламных канала он как бы финансирует по остаточному принципу или прикрывает, это достаточно распространенная ситуация. Или в случае, если там идет «склик»... это не так часто случается, но если уж это случается, то это большое горе для рекламодателя. Если идет «склик», у него несколько рекламных каналов, один более эффективен, другой менее, он просто может поменять местами бюджет, для менее эффективного канала сделать больший бюджет на то время, пока у него по тому каналу идет «склик». То есть он менее эффективный, но менее эффективный не тогда, когда «склик».
С. И.: И последний вопрос. Я думаю, что, может быть, это из области фантастики, но на всякий случай спрошу. Вот мы видим, что технические средства борьбы с мошенничеством совершенствуются, но приведет ли это к тому, что мошенничество когда-нибудь, может быть, не сейчас, а в ближайшем будущем станет неинтересным, неэффективным? Случится ли такое?
А. Ш.: Если технические средства будут улучшаться, то это приведет только к тому, что мошенники будут вымываться из наиболее низкорентабельных ниш. Из высокорентабельных ниш они никогда не уйдут, к сожалению. Я просто представляю себе, о каких людях идет речь, на каких объемах там стоят... ну, не дата-центры, но там большое количество стоек с серверами, которые работают только на интернет-мошенничестве. В Голландии, в Германии, в других местах, даже если их ловят, их там банят, закрывают эти стойки, они покупают другие. Там большие деньги, большие интересы, достаточно высокотехнологичные вещи люди делают. Они, конечно, не закроются, то есть они не соберутся и не уйдут, но есть шансы, что из низкорентабельных ниш, из дешевых рекламных кампаний, еще из каких-то вещах некоммерческих они уйдут, возможно полностью, в более рентабельные.
С. И.: Я ожидал более пессимистичного ответа, но все равно какой-то свет в конце тоннеля есть, это приятно.
А. Ш.: Я в прошлый раз говорил, когда мне задавали этот вопрос, и в позапрошлый, что мошенники никуда не уйдут.
С. И.: Да.
А. Ш.: Хочется для разнообразия побыть оптимистом, они уйдут из низкорентабельных ниш в высокорентабельные.
С. И.: Ну, хоть где-то станет чище.
А. Ш.: Хоть где-то станет чище, да.
С. И.: Ну что ж, Александр, большое спасибо, что нашли время к нам зайти, и за интересную беседу отдельно спасибо, а за луч оптимизма тем более!
А. Ш.: Вам спасибо!
С. И.: А я напоминаю вам, что у нас в гостях был основатель и генеральный директор компании BotScanner Александр Шишов. На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители, задавайте нам вопросы, предлагайте новые темы, смотрите наш телеканал. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео