Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Блогеры в Instagram: за погляд денег не берут?

5
0
793 0
Аудио Текст
3 декабря 2013

Александр Заборовский и Николай Сидоркин могли быть простыми блогерами. Но вовремя поняли потенциал Instagram и могут рассказать, где там деньги.

Из передачи вы узнаете:
— ЖЖ, Twitter, Instagram: пересекаются ли творчество и деньги;
— почему Instagram выигрывает в популярности у Twitter;
— через сколько лет видео приживется в Instagram;
— спровоцирует ли Google Glass появление новой социальной сети о личной жизни;
— какие рекламные инструменты используются в Instagram;
— можно ли заработать сто тысяч рублей за три фотографии;
— сколько стоит один подписчик в Instagram;
— как вовремя рассмотреть перспективный бизнес;
— и многое другое.

Елена Бурдюгова: Здравствуйте, дорогие телезрители! В эфире программа «Бизнес online» и я, Елена Бурдюгова. Мы в моей передаче очень часто говорим про «Живой Журнал», но ведь блогосфера на нем не заканчивается. И сегодня в рубрику «Блог в деталях» я пригласила известных «инстаграмщиков» Александра Заборовского и Николая Сидоркина. Здравствуйте, ребята!
Александр Заборовский: Привет!

Александр Заборовский, сооснователь и CTO компании TrendMedia.
Родился в 1986 году в Москве.
В 2008 году окончил ГИТР, факультет телерадиожурналистики.
В 2005 году завел блог в ЖЖ, в 2008 — аккаунт в Twitter (ник sazam).
В 2011 году стал CTO компании TrendMedia.

Николай Сидоркин, сооснователь компании TrendMedia.
Родился в 1989 году в городе Сердобске.
В 2012 году окончил факультет охраны труда РГСУ.
В 2010 году завел блог twitter.com/s_nik.
В 2011 году работал PR-менеджером в компании PTPC, стал основателем компании TrendMedia.

Е. Б.: Саша, хотела бы начать с тебя. Я прочитала, что ты в 2005 году зарегистрировался в ЖЖ. Как ты туда попал и почему потом решил уйти оттуда в Instagram?
А. З.: Я с 2000 года в интернете. До того были гостевые книги, форумы — эволюция, как у всех людей. И в 2005-м действительно завел ЖЖ, очень активно его вел. И даже когда рейтинг «Яндекса» появился, в топ-30 входил и очень сильно инвестировал туда время. Но в какой-то момент я не нашел, как получать оттуда отдачу, денежную или какую-то еще. Только творческая реализация. Поэтому в какой-то момент прекратил и забросил ЖЖ. Не то чтобы я из ЖЖ ушел в Instagram, просто я в какой-то момент забросил ЖЖ, потом появился Twitter, и потом появился Instagram. Когда ты сидишь в интернете с 2000 года, не заметить ЖЖ просто невозможно. Удивительно даже, что я его так поздно заметил, только в 2005 году, можно было бы и раньше.
Е. Б.: А потом ты в Twitter и Instagram нашел способы монетизации времени?
А. З.: Да. Я старше стал, когда вел Twitter, и уже было проще найти какие-то способы монетизации. Конечно, я сейчас жалею. Мне стоило продолжать вести ЖЖ, тогда сейчас у меня была бы довольно большая аудитория. Ведь даже в 2006 году у меня было больше тысячи подписчиков. По тем временам это было неплохим показателем.
Е. Б.: А какой ник был?
А. З.: Тоже sazam. Если бы наращивать популярность с тех пор, если бы не забросил… А я забросил, в какой-то момент вообще почему-то сошел с ума и, как Николай Васильевич Гоголь, взял и все посты удалил: часть удалил, часть убрал «под замок».
Е. Б.: А сейчас не думаешь вернуться?
А. З.: Я сейчас стараюсь вернуться, но это довольно сложно. Я сейчас все старое убрал «под замок» и начал выкладывать из путешествий, по крайней мере, какие-то заметки. Instagram и ЖЖ — очень родственные форматы. Я в Instagram пишу под фотографиями большие тексты. И потом их просто достаточно объединить в один пост. Скажем, восемь постов из Instagram — в один большой пост ЖЖ, и получается очень просто.
Е. Б.: Мы еще поговорим про формат Instagram. Я бы хотела познакомиться с нашим вторым гостем. Коля, расскажи, пожалуйста, как ты познакомился с Сашей и были ли у тебя какие-то блоги до Twitter? Потому что я не нашла информации о тебе.
Николай Сидоркин: Просто Google не все знает.
Е. Б.: Да.
Н. С.: С Сашей мы познакомились через Twitter. Тогда Twitter как раз собрал некую узкую тусовочку, где все друг с другом общались, было очень много интересных людей. Они только перешли, наверное, из ЖЖ, кто-то там себя не нашел, как Саша. И мы стали общаться. Так как мы были одни из самых популярных Twitter-пользователей, то, естественно, сразу привлекали внимание. И все понимали, кто популярен, кто непопулярен. И мы как-то друг с другом: с Сашей, там еще Артем Колесников, Артем Шургальский, — вместе скооперировались и пытались Twitter продвигать. Читали лекции, рассказывали друзьям.
Е. Б.: Я помню, меня так Женя Козлов «замассфолловил» году в 2008-м. Он так удивился, что у меня был Twitter!
Н. С.: Ну да, Женя, кстати, тоже представитель этих интересных людей. Я думаю, многие перезнакомились в тот период. Я знаю, многие стали заниматься бизнесом, в том числе мы с Сашей создали медиаагентство после этого и стали, как многие блогеры, продвигать в социальных сетях. Это было отличное время. Сейчас, конечно, Twitter не тот. И мне кажется, Instagram как раз напоминает то время, когда появился Twitter, когда все друг с другом общались, был тесный интересный круг, как, наверное, и в ЖЖ. Это в каком году было?
А. З.: Я думаю, это как раз 2005, 2006 годы. Может, 2004-й. Период накопления первоначального капитала в ЖЖ. Сейчас в Instagram, как в 1990-е в СССР, период первоначального накопления капитала, когда можно срубить много, но потом приходится легализовывать.
Е. Б.: И действительно есть большие бюджеты в Instagram?
А. З.: Нет, я не говорю про деньги. Я говорю скорее именно про пользовательский капитал, можно много подписчиков набрать именно сейчас.
Е. Б.: А за счет чего?
А. З.: Просто формируется само комьюнити, оно активно растет, и если ты находишься в комьюнити с самого начала, то ты растешь вместе с ним, как на волне поднимаешься.
Е. Б.: А как вообще выбирать контент для Instagram? Всё ли вы постите? Потому что сейчас очень много всяких «фотожаб», как человек «инстаграмит» себя в туалете. Неужели это действительно так важно для развития?
Н. С.: Это скорее не «фотожабы», это реальность. Я недавно нашел отличный пост на Mashable, в котором описана градация из девяти типов людей. Те, кто себя фотографирует, еду фотографирует, кто фотографирует крылья самолета. Ну, теперь уже появилось видео, и люди могут снимать еще до начала взлета и…
А. З.: И весь полет за 15 секунд, это знаменитый формат сейчас.
Н. С.: Весь полет, да. Возвращаясь назад: мы, кстати, стали чаще читать лекции во всяких вузах, таких как МГУ, МГИМО. Мы приходим им рассказывать про Twitter и Instagram вот сейчас именно, не год назад, и спрашиваем: «У кого есть Twitter?» Поднимает руки половина аудитории. Это продвинутые вузы, считается. Спрашиваем: «У кого есть Instagram?» Поднимают руки практически все.
Е. Б.: Да.
А. З.: Да, но это удивительно, потому что Twitter раньше появился в России, и логично, если бы там было больше пользователей, но Instagram растет.
Е. Б.: Twitter мне кажется менее удобным. Кстати, как вы думаете, за счет чего Instagram выигрывает?
А. З.: У Twitter именно?
Е. Б.: Да.
А. З.: Я думаю, во-первых, он мультиязычный: можно читать людей со всего мира, и тебя могут читать люди со всего мира. А во-вторых, конечно, это проще. В ЖЖ совсем сложный формат: там надо садиться, что-то писать. Я вспомнил еще одну причину, почему я ушел из ЖЖ. В вузе надо было учиться, а ЖЖ занимал столько времени, что встал выбор: или вуз забрасывать, или ЖЖ. Twitter все-таки такой формат, где надо придумывать что-то, искать контент, писать, чтобы быть интересным. А в Instagram, в принципе, можно ничего не придумывать в базовой версии, действительно фотографировать котиков, еду. Это, конечно, не идеальное, на мой взгляд, ведение Instagram, но это проще. Ты сфотографировал, выложил, и вот у тебя есть Instagram.
Е. Б.: А идеальное в чем заключается?
А. З.: Так как я журналист по образованию и вел в свое время ЖЖ, то тяготею к большим текстам, сейчас пытаюсь писать большие тексты. Мне нравится брать какую-то фотографию и писать большой текст о какой-то проблеме, или отзыв о фильме, или отзыв о каком-то месте, где я побывал. Писать большие тексты, миксовать Instagram и ЖЖ. Это довольно интересно, это на самом деле пользуется популярностью. Я недавно две недели путешествовал по Европе, каждый день публиковал по четыре-пять фотографий и везде внушительные тексты выкладывал. И потом спросил через две недели у людей: «Вот вам нормально вообще было?» Мне человек сто ответило, что да, это было здорово. И ни один человек не написал, что это было плохо. Понятно, что люди, наверное, не пишут негативные вещи, но все равно это довольно…
Е. Б.: Кстати, наоборот, 80% комментаторов как раз любят «понегативить».
А. З.: Нет, в Instagram, кстати, более такая публика…
Е. Б.: Позитивная аудитория, да?
А. З.: Удивительно, но факт.

В Twitter, в ЖЖ можно нарваться на людей, которые умышленно тебя троллят, льют на тебя негатив. А в Instagram как-то всё цивилизованнее.

Н. С.: Даже в Twitter.
Е. Б.: Коля, а ты на чем строишь свой контент в Instagram?
Н. С.: На картинке, конечно.
Е. Б.: Я имею в виду, какие картинки ты публикуешь?
Н. С.: Вообще, в чем преимущество Instagram? Это, естественно, картинка. Сложились все условия, для того чтобы человек мог с телефона зайти в Instagram, посмотреть все фотографии, которые публикуют твои друзья или те, на кого ты подписан, и не ждать, когда загрузится очередная картинка. Помните, года три назад люди делились на две категории: либо фотографы, либо диджеи? Вот я был фотографом, я купил фотокамеру, «зеркалку». Думал, сейчас пойду, нафотографирую и буду супермегазнаменитым фотографом. Но через неделю, естественно, я этот большой черный фотоаппарат положил на полку и ждал, когда появится Instagram. Как раз совпало так, что появился Instagram, появился отличный интернет. Instagram выстрелил и, собственно говоря, превратился в некую площадку, которая идет в ногу со временем. Почему все люди туда приходят? Потому что он позволяет расширить понимание той картины, которую человек хочет описать. Даже когда пост в ЖЖ пишешь, то без картинок уже не обойдешься — будет непонятно, о чем ты пишешь, если это путешествие.
Е. Б.: Ну да.
Н. С.: Ты обязательно должен показать. Точно так же и о жизни: легче и быстрее понять, что человек хочет передать, с помощью картинки или видео. Но видео — это уже будущее. Постоянное вещание, как Ustream, — наш интернет пока к этому только переходит.
Е. Б.: А насколько вообще наш интернет, его покрытие готово к тому, чтобы формат фото-видео показывать?
А. З.: Оно, конечно, еще слабо готово, но это вопрос времени. Но оно когда-то не было готово и к фотографиям. Когда-то наш мобильный интернет едва был готов к Twitter. Видео сейчас с 3G, конечно, даже в Instagram смотреть не так комфортно. Это очевидно. Instagram еще почему так нравится людям? Достал, быстренько пролистал и очень большой объем информации изучил буквально за пару минут. Картинки очень легко и быстро воспринимаются, а видео загружается долго, потом Instagram долго искал способы, как его лучше подавать. Вначале оно с ходу запускалось, это вызывало много недовольства. Потом оно запускалось с ходу со звуком. Сейчас они убрали звук, и вроде более или менее комфортно стало. Я думаю, что это вопрос буквально пары лет, максимум в 2015 году все будут пользоваться видеоформатом. Просто это будущее, видео — следующий формат после фото. Он удобнее, он вмещает еще больше информации в короткий объем времени. И еще, как Коля сказал, — трансляция. Мне кажется, что с появлением Google-очков, возможно, появится какая-то социальная сеть, которая будет вообще в реальном времени транслировать жизнь каждого человека. Заходишь на его канал, а у него не твит десятиминутной давности и не пост ЖЖ часовой давности, а у него то, что с ним сейчас происходит.
Н. С.: Live.
А. З.: У каждого на его канале будет live. Понятно, сейчас многие, кто смотрят это шоу, скажут: «Ну как же live, если многое, что человек делает, нельзя показывать в live?» Я думаю, люди придумают, как с этим быть.
Е. Б.: Найдутся люди, которые захотят показывать все, что с ними происходит.
А. З.: Да, так и есть.
Е. Б.: Учитывая, сколько людей фотографирующихся.
А. З.: У нас такая эпоха, когда публичности избежать почти невозможно. Я думаю, лет через пять ты просто неизбежно будешь публичным. Даже если ты сам не будешь вести аккаунт в социальной сети, люди вокруг тебя будут их вести, будут тебя сами чекинить, отмечать тебя на фотографиях, добавлять в твиты. Даже если ты сам не производишь активность, твои друзья будут это делать за тебя.
Е. Б.: Ну да.
Н. С.: Есть отличный пример. Недавно была трагедия в Казани, когда разбился самолет. Я смотрел случайным образом шоу Малахова, так получилось. Он пригласил гостей, которые как-то были связаны с этой трагедией. И весь сюжет строился на том, кто и что в социальных сетях выложил, как это прокомментировали. Дочка, по-моему, какого-то спортивного журналиста показывает то, что она выкладывала во «ВКонтакте». Потом рассказывают: «Вот, президент Татарстана выложил фотографию полета в самолете, все пишут ему соболезнования». И вообще просто любой диалог начинался с того, что: «Я узнал из социальных сетей об этой трагедии». И вот этот live люди уже делают, они сами делятся всем, что есть.
Е. Б.: А не опасно ли это? Я помню, когда метро взрывали в Москве, началась паника в Twitter, что «Проспект Мира» тоже взорвали, и в метро началась паника. Не опасна ли такая скорость?
А. З.: Я думаю, нет. Она скорее помогает правоjхранительным органам, чем мешает. Буквально сегодня появилась новость, что на Google-картах в очередной раз нашли картину преступления. Это уже в который раз. Картина преступления, как один человек убил другого человека в районе железнодорожных путей, скрин есть на Google.
Н. С.: Зафоткали?
А. З.: Ну да, это уже обычная история.
Е. Б.: Ничего себе!
А. З.: Интернет сейчас рождает информационные поводы чаще, чем поглощает и транслирует. И в первую очередь это делает Instagram. ЖЖ и Twitter, конечно, отличные форматы, но только в Instagram можно… Вот произошла в Казани эта трагедия. Ты можешь зайти по геолокации, посмотреть все фотографии из Казани, в реальном времени увидеть, что там происходит сейчас. Какие-то наводнения… Ни один телеканал, ни одна новостная лента не даст такой оперативности. Люди сами выкладывают. И, кстати говоря, будь Instagram в эпоху Кеннеди, я думаю, его убийство было бы раскрыто. Невозможно скрыть, когда со всех сторон снимают. Сейчас уже практически невозможно, мне кажется, совершить правонарушение и остаться полностью незамеченным.
Е. Б.: Ребята, расскажите, пожалуйста, а какую эффективность Instagram может обеспечить рекламодателям? Я плохо себе представляю, как можно рекламировать товары в Instagram.
Н. С.: Есть огромное количество рекламных инструментов. Возьмем самые чопорные. Это, например, какой-нибудь билборд на дороге. Контакт с ним — где-то две-три секунды. Человек проезжает на машине, проходит пешком мимо него и забывает сразу же. Ну, может, кого-нибудь затронет — подумает: «Что за ерунда?» Как мы сегодня шли, там какую-то колбасу рекламировали. Мы уже даже какой-то ад с колбасой, ее рекламой забыли через пять секунд. Другое дело, когда у тебя есть Instagram-аккаунт и ты каждый день выкладываешь фотографии. В зависимости от того, что ты хочешь — либо продвигать услуги, либо продавать товар, — ты придумываешь интересную концепцию своему товару, заставляя не только смотреть, что ты продаешь. Чтобы все подписчики твои интересовались тем, как компания живет, и в какой-то момент, может быть, комментировали и советовали: «Вот, нам надоели эти кроссовки Nike с двойной подошвой, нам бы с одинарной — это очень удобно и дешевле».
Е. Б.: Но это нужно свою какую-то платформу бренду развивать. А как ее продвинуть? Мне кажется, проще, наверное, контактировать с уже готовыми популярными аккаунтами.
А. З.: Мне кажется, не обязательно развивать свою платформу. В рекламе в Instagram есть плюсы. Классическое отличие рекламы в социальных сетях от рекламы в классических платформах в том, что когда рекламу демонстрирует билборд — к нему одно отношение. Когда рекламу выкладывает Коля, которого я читаю уже три года, я знаю, что он любит футбол, болеет за «Спартак». Вот он сообщил, что пьет Dr. Pepper. Я думаю: «Ну, он нормальный пацан и фигни пить не будет». Второй плюс: когда Коля выкладывает Dr. Pepper, это очень качественный product placement, это скрытая реклама. Непонятно, реклама это или он действительно пьет Dr. Pepper. Он действительно может его просто пить. В Instagram реклама очень ненавязчива. В Twitter и в ЖЖ очень сложно сделать ненавязчивую рекламу.
Е. Б.: Как аудитория-то на это реагирует?
А. З.: Нормально, реклама же ненавязчивая. Я ездил, допустим, на чемпионат Европы вместе с Coca-Cola, и надо было как-то Coca-Cola тоже подсветить. Но как это сделать? Непонятно. На самом деле оказалось очень просто. Вот я на стадионе, а рядом со мной стоит бутылка Coca-Cola. Это естественно — люди на стадионе покупают напитки. Это не выглядит как реклама, а узнаваемость бренда повышается, он везде позиционируется и т. д.
Е. Б.: Но это для каких-то крупных брендов. А если мелкий бренд? А если Коля вдруг начнет болеть за ЦСКА? Вдруг, совершенно случайно, за определенную мзду?
Н. С.: Я болею за «Спартак», меня не поймут.
А. З.: Если он начнет продвигать какие-то маленькие бренды, это будет подозрительно.

Вообще, конечно, Instagram скорее нацелен на большие бренды. Он больше не про повышение продаж, а про повышение узнаваемости.

Это факт. Но можно сделать канал и развивать его. Вот сейчас Коля подробнее про это расскажет.
Е. Б.: Я еще хотела спросить, какие программы можно использовать для ведения таких каналов, для продвижения?
Н. С.: Здесь скорее нужны не программы, а инструменты. Программы нужны для того, чтобы сделать уютный бложик, а здесь — интересный Instagram-аккаунт. Чтобы это были не просто каждый день фотографии iPhone, если ты продаешь iPhone, или других телефонов, а чтобы это была какая-то интересная коммуникация с аудиторией, интересный контент. Например, если ты продаешь фломастеры, то один бренд рисует этим фломастером прикольные картинки, и пользователю интересно смотреть, что он в следующий раз нарисует. Если ты продаешь, например, журналы… А, бабочки! Например, продаешь бабочки, ты можешь прикреплять их к журналу какому-нибудь, как Esquire, на знаменитых личностях. И это тоже будет прикольно выглядеть. Это все реальные кейсы, не придуманные из головы. И таких можно миллионы придумать, и тебе будет не просто интересно, какой новый товар выпустит компания, а интересно будет читать. К примеру, в среднем, один пользователь читает в Instagram где-то человек 30, максимум 100. Если вы будете каждый день публиковать интересный контент, появляться у него в ленте и при этом ему захочется вас лайкнуть, то этот контакт будет, наверное, чаще, чем с родной мамой. Потому что вы попадаете в телефон, и человеку интересно, удобно проводить время в этой социальной сети, и он будет всегда радоваться тому, что вы будете публиковать.
А. З.: Это, кстати, совершенно серьезно. Человек действительно читает немного людей в среднем в социальной сети. Когда он постоянно крутит свою ленту и видит твою аватарку, он твое лицо видит чаще, чем своих друзей. Ты формируешь его информационную повестку, и у него к тебе очень высокий кредит доверия. Ведь ты ему ежедневно рассказываешь какие-то интересные вещи, и он твое лицо видит регулярно. Если ты в какой-то момент ненавязчиво дашь рекламу какого-то продукта, причем, если тебе этот продукт самому нравится и т. д., это не вызовет у него отторжения, просто потому что это естественно.
Е. Б.: А вот мы с представителями LiveJournal разговариваем о ценах. Можете ли вы назвать какие-то примерные бюджеты, которые могут вносить рекламодатели, которые принесут эффективность? И сколько человек может зарабатывать на своем популярном аккаунте в Instagram?
А. З.: Ну…
Н. С.: Как ты глубоко вздохнул!
А. З.: Зарабатывать-то он может много. Тут самое сложное — продавать свою площадку. Нет пока для Instagram ни эффективных бирж, ни эффективных инструментов. Так-то фотография стоит… Если у тебя узко русскоязычный аккаунт… В Instagram есть аккаунты как строго русскоязычные, так и мультиязычные — вот у нас, по 600-700 тыс. У них, естественно, совершенно разные KPI для заказчика. В мировом аккаунте это люди из разных стран, а в российском все-таки целевая аудитория из России. В российском аккаунте, условно говоря, количество твоих подписчиков можно поделить на два, это очень грубо, и это будет стоимость твоего поста. Если у тебя 20 тыс. подписчиков, стоимость одной твоей фотографии — 10 тыс. руб. Это очень грубые расценки, но примерно так. Но самое сложное — продавать. Казалось бы, по 10 тыс. руб. за фотографию. Сейчас я заведу Instagram, 20 тыс. наберу, 3 фотографии в день, буду зарабатывать миллион в месяц. На самом деле, конечно, нет. Самое сложное — продавать. А с точки зрения развития, я думаю, при инвестициях в свою площадку на уровне около 50-100 тыс. руб. в месяц бренд может очень круто за год раскрутиться.
Е. Б.: А на что потребуются эти деньги?
А. З.: По большому счету, есть два способа продвижения в Instagram. Мы бы выделили два. Первый — это размещение у популярных блогеров. Брать лидеров мнений и через них как-то пытаться размещаться, чтобы они тебя упоминали. И второй способ — это, как мы его называем, «интеллектуальный лайкинг». Вот о нем сейчас Коля расскажет подробнее.
Н. С.: Да, можно применять какие-то технологические методы, в ЖЖ тоже люди френдятся друг с другом, в Twitter — массфолловятся. Лайкинг в Instagram — это немножечко другое. Это приятно, когда тебя лайкают люди и обращают внимание. Если ты им нравишься, то они на тебя подписываются. В Instagram нет какой-то официальной монетизации. Если бы была монетизация, можно было бы заплатить в десять раз дороже, и Instagram вашу фотографию опубликовал бы где-нибудь в ленте у таргетированной аудитории. Сейчас они эту систему вводят и пока тестируют на Америке. В России она тоже появится. Я думаю, в следующем году, скорее всего, это случится. Но все эти серые SEO всегда будут выгодны, как в любой другой социальной сети: в Twitter, в ЖЖ, во «ВКонтакте». Несмотря на официальную биржу «ВКонтакте», они все равно будут публиковать по-серому как-то.
Е. Б.: Да, я слышала, что «ВКонтакте» ввел биржу, но пока как-то…
А. З.: Но он только ввел.
Н. С.: Когда плюс 100% ты должен заплатить просто бирже, это, конечно, уже нереально.
Е. Б.: Ну, это все можно закладывать в стоимость публикации. Сейчас стоимость во «ВКонтакте», по-моему, очень занижена. По сравнению с тем же ЖЖ…
А. З: Там катастрофические стоимости, мы во «ВКонтакте» тоже работаем. Конечно, им надо что-то делать. Там действительно цены какие-то невозможно низкие, и это девальвирует саму суть рекламы.
Е. Б.: С другой стороны, насколько там сильно доверие аудитории к тем же группам? Там очень многие люди вступают, потом не читают их просто. Если вас-то все равно читают, то натыкаются тем или иным образом…
А. З.: Ну да.
Н. С.: Это вопрос накруток, да, потому что во «ВКонтакте» столько ботов, мертвых аккаунтов, столько накруток, что очень сложно даже проанализировать аудиторию, если не получить официальную статистику от группы. И то ее можно накрутить. В Instagram, кстати, с этим все полегче пока что. По соотношению фолловеров и лайков опытный пользователь, опытный эсэмэмщик всегда поймет, накрученные они или нет. В том числе по комментариям можно понять. Кстати, комментарии никто пока и не крутит. Потому что все-таки Instagram очень хорошо борется со всеми бот-накрутками, вводит лимиты. Например, там нельзя массфолловить больше 7 тыс., а в других социальных сетях можно все равно добирать это количество. Нельзя лайкать много людей, например. С мобильного телефона 50 человек можно зафолловить или залайкать. Вот такое ограничение.
Е. Б.: Никогда не сталкивалась. Но это же все равно как-то автоматически делается? Не руками же вы всех «пролайкиваете»?
А. З.: Нет, ну конечно, конечно. Надо понять, что это довольно серый метод продвижения все-таки, и не для всех брендов это, так скажем, комильфо. Все-таки абсолютное комильфо для брендов в развитии Instagram — это размещение у блогеров либо подключение других каналов и синергия оттуда подписчиков. Но для многих брендов, я считаю, серый лайкинг подходит. Естественно, это делается автоматически. Там есть специальное программное обеспечение, которое формирует специальную базу людей под этот бренд, целевую аудиторию, что позволяет таргетировать, и потом их лайкает.
Е. Б.: А его легко найти? Это какая-то платная программа?
А. З.: Нет, это наша программа, ее вообще нельзя найти нигде.
Е. Б.: А, ваша авторская…
Н. С.: Я думаю, можно в интернете какие-то аналоги поискать.
А. З.: Да, есть какие-то аналоги, типа «Купи программу за 200$ и накручивай». Но Instagram буквально каждые пять дней вводит новые ограничения, и программа эта ломается.
Е. Б.: А сколько стоит через вас наращивать аудиторию? Если вашей программой воспользоваться?
А. З.: Ну, мы, наверное, можем цены озвучить?
Н. С.: Конечно. Зайдем издалека. Возьмем Facebook и «ВКонтакте», к примеру, чтобы понимать. Я думаю, многие знают, что такое Facebook. Там цена пользователя составляет около 40 руб. Очень дорогая реклама у них, и даже один клик может стоить 40 руб., но это еще не подписка. Во «ВКонтакте» тоже очень неэффективна контекстная реклама.
А. З.: Она просто дорогая.

Н. С.: Даже если ты открутишь 500 тыс. просмотров, вступит в группу человек десять, и это по таргетированной аудитории, как «ВКонтакте» советует. А в Instagram можно с помощью таких вот методов где-то рублей за 25 получать таргетированного подписчика.

А. З.: У нас русский подписчик стоит 24 руб. И это, конечно, получается дешевле, чем в любых других социальных сетях или с медийной рекламы. У нас был проект «Болеем за», мы делали для него сайт и купили для него рекламу на Sports.ru. Открутили, по-моему, 500 тыс. просмотров.
Н. С.: 500 тыс. просмотров, заплатили 80 тыс. руб. за это и получили 500 переходов на сайт.
А. З.: Меньше даже, там 300 с чем-то переходов мы получили.
Е. Б.: Ну да, баннерная реклама — она такая.
А. З.: А мы в этом случае берем деньги только за подписчиков, не за переходы. И надо понимать, что переходов там намного больше. Средняя конверсия — 1:20, очень средняя.
Н. С.: Количество контактов намного больше.
А. З.: Если на тебя 1000 подписалась, значит, за это время твой аккаунт посмотрело 20 тыс.
Е. Б.: Скажите, пожалуйста, как вы вообще с другими социальными сетями коммуницируете? Транслируете ли вы свою информацию в Facebook тот же?
А. З.: Как блогеры, ты имеешь в виду?
Е. Б.: Да, как блогеры.
А. З.: Когда мы пишем большие тексты, мы в Facebook транслируем. И мы сейчас хотим Facebook тоже заняться, продвижением там. Потому что, когда пишешь большой текст, клево транслировать на Facebook, там большие тексты воспринимаются здорово. Ну и во «ВКонтакте» еще. Конечно, в Twitter нельзя транслировать. Это, на мой взгляд, смертный грех в социальных сетях — из Instagram просто транслировать в Twitter. Только если очень короткая подпись.
Е. Б.: Но там же кнопочка есть.
А. З.: Она есть, да. Но когда у тебя текст не помещается, в Twitter расшаривается обрывочный текст с каким-то троеточием, это, конечно, совсем плохо.
Н. С.: Ну да, адаптирует. Но все равно, когда ты пишешь пост в Instagram, потом в Twitter лучше просто анонсировать.
А. З.: Да, либо так, либо просто ссылочку постить с Instagram.
Н. С.: Из ЖЖ же ты не будешь весь пост копировать, даже с этими троеточиями будет непрофессионально.
А. З.: Так делаешь?
Е. Б.: Лень — она такая лень.
А. З.: Ну да. Нет, если ты не вкладываешься в развитие Twitter, то можно его просто использовать как площадку для репостов. Но тогда не надо ожидать от него никакого позитива, не будет там копиться аудитория.
Е. Б.: А вы, получается, разделяете площадки, Twitter и Instagram, они по отдельности коммерциализируются, контент разный?
А. З.: Вообще все отдельно, да. Я лично веду две площадки — Twitter и Instagram.
Е. Б.: Где столько времени найти?
А. З.: Да, приходится находить время. Я заметил, что даже две площадки я уже качественно вести не успеваю. У меня получается качественно вести либо Instagram, либо Twitter. Когда я начинаю больше в Instagram вкладываться, страдает Twitter. «ВКонтакте» и Facebook не веду вообще. Я туда только расшариваю из Instagram. Это единственный способ ведения. Качественно можно вести только одну площадку. Именно поэтому в ЖЖ не получается вернуться, потому что тогда придется сидеть дома и вести социальные сети.
Е. Б.: Кстати, а где бизнесу найти «инстаграмщиков»? Вот вы упоминали, что нет сейчас бирж. Как бренды ищут блогеров в Instagram?
Н. С.: В основном все популярные агентства всегда знают каких-то экспертов, к которым обращаются. Знают, что есть агентства вроде нашего и они очень хорошо специализируются на Instagram. Обращаются, либо мы их консультируем, подсказываем что-то. Что касается сервисов — да, их очень мало. В основном мировые сервисы. Например, Webstagram, Statigram, которые дают отличную статистику или дают понимание, кто топ, кто не топ.
А. З.: Но они не позволяют размещать у себя рекламные посты заказчиков.
Н. С.: Не позволяют, да. Это не биржи.
А. З.: Это самая главная проблема.
Е. Б.: Нет, не биржи. Я имела в виду именно как раз какие-то рейтинги, которые позволят оценить качество блогера.
А. З.: А, рейтинги, да? Ну, Webstagram, Коля правильно сказал. Но мы по секрету скажем, опережая, что мы на самом деле готовим большую систему, где будет качественный рейтинг. У нас по Twitter уже есть такая система. Совместно с Антоном Анисимовым мы сделали сайт Toptwit, который оценивает именно качество «твиттерян». Не количество их фолловеров, которое почти всегда накручено, а сколько им отвечают за десять дней: отвечают, ретвитят — именно их реальные KPI. И по Instagram мы готовим подобный проект.
Е. Б.: Здорово! А каким вы вообще видите будущее социальных сетей? У того же самого Instagram есть конкуренты, которые пока в зародыше, но, в принципе, тоже могут же выстрелить рано или поздно?
Н. С.: Наверное, я так обширно буду размышлять. Всегда какие-то крутые проекты выстреливают внезапно, как и Facebook в том числе. И вроде бы все думали, сейчас Vine выстрелит, а тут Instagram сделал то же видео и убил этот проект просто наглухо. Это, скорее всего, мобильный формат. Я думаю, многие согласятся, что это мобильный формат, потому что человек в основном будет всю свою деятельность в интернете осуществлять на мобильном телефоне. Это прямой контакт.

Появится социальная сеть, которая будет связана с каким-то гаджетом, таким как Google Glass, или другим.

Они будут помогать делать все это наиболее мобильно и наименее затратно по движениям. Потом это, скорее всего, будет связано с видео или с потоковым видео. Возможно, это будет такая социальная сеть, где ты сможешь, например, нося очки, прямо онлайн понимать, что делает твой друг, и вклиниваться к нему, типа: «Куда ты идешь?»
Е. Б.: «Ты туда не ходи, а то снег башка попадет!»
Н. С.: Ну да, примерно так. Полный интерактив. Конечно, там потом, возможно, появится privacy, люди будут закрываться в какие-то отдельные сети. Но в любом случае это, скорее всего, будет связано с гаджетом…
Е. Б.: Но ведь многие люди на работе пользуются социальными сетями.
А. З.: Большинство пользуется с мобильного телефона. Коля прав, самый ожидаемый прогноз — это потоковое видео. Было просто видео, Instagram его уже ввел. Теперь — потоковое видео. Но если смотреть еще дальше, то это, скорее всего, дополненная реальность. Появились Google Glass. Недавно Google запустил игру Ingress: ты ходишь, и у тебя на реальной карте помещаются так называемые порталы, там целая легенда. Вот ты идешь по своему городу, вот у тебя улица Свободы, и рядом с домом, в котором ты работаешь, находится некий портал. Ты можешь его разбомбить, другой человек тоже может его разбомбить… Понимаете, что будет дальше? Когда появятся очки, ты это будешь видеть в 3D-формате. Ты идешь, у тебя улица Свободы, и вот перед тобой портал. Это дополненная реальность. Я думаю, будущее еще и за этим, когда появится виртуальная часть реальности, и люди будут жить частично в ней.
Е. Б.: А вот как раз про рекламу? По сути, у нас не будет баннеров, ты просто будешь идти в Google Glass, и у тебя это баннер будет в дополненной реальности.
Н. С.: Да, и не нужно тратить деньги, чтобы его напечатать.
А. З.: Как, знаешь, всегда люди удивлялись, когда человек идет и разговаривает с кем-то, а на самом деле у него просто Bluetooth-гарнитура. А сейчас человек будет идти, махать руками, с кем-то драться, взаимодействовать с какими-то виртуальными объектами. Это то, что нас ждет уже лет через пять, я думаю, максимум. Может, даже раньше.
Е. Б.: Слушайте, здорово! А что бы вы посоветовали нашим зрителям, чтобы они все время оставались на волне? Где им сейчас стоит прикладывать усилия для развития?
А. З.: Ну, конечно, мы можем посоветовать в первую очередь Instagram, потому что он растет. Надо просто знать те социальные сети, которые растут. Если у человека есть потребность стать блогером и заработать себе какую-то популярность, то, естественно, нет смысла сейчас заходить, наверное, в ЖЖ и даже в Twitter, потому что это уже устойчивые структуры. Гораздо лучше найти социальную сеть, которая только начинает развиваться, вроде Vine. Только Vine уже мертв, мы о нем говорим только в прошедшем времени.
Н. С.: Опять Instagram. Возьмем Instagram, к примеру.
А. З.: Получается, Instagram. Но он тоже все-таки уже сформированный. Даже русских пользователей там 2 млн с лишним. Надо найти ту социальную сеть, которая только зарождается. Их можно найти и попытать свое счастье. Это самый эффективный способ.
Н. С.: Я тоже скажу, что, например, Facebook, «ВКонтакте», какие-то китайские социальные сети не умрут. Они переходят потихоньку в мобильный формат. Мы даже в Facebook в основном сидим теперь либо с гаджетов, либо с планшетов. И они будут жить. Можно как-то на перспективу там остановиться, продвигать свой бренд, себя. Это будет стабильно. Это как Сбербанк: ты знаешь, что положив туда деньги, ты большой прибыли в процентах не получишь, но маленькая прибыль у тебя будет.
Е. Б.: Но стабильно.
Н. С.: Да, маленькая, но стабильная. Если вкладываться в какие-то потенциальные социальные сети, как мы, сначала в Twitter, потом в Instagram, то ты всегда будешь…
Е. Б.: Рискованно.
А. З.: Да, это такие рискованные инвестиции времени, но очень эффективные.
Н. С.: …получать фиолетовую корову, о которой пока никто не знает. А потом все понимают: «Блин…»
Е. Б.: «А вот где ж я был?»
Н. С.: «Где я был? Нужно быстрее-быстрее». Мы практически как евангелисты Instagram ходили, читали лекции агентствам, бесплатно все, ходили на конференции, рассказывали: «Вот Instagram, приходите, все сейчас очень уютно. Вы можете заниматься продвижением, выкладывать свои какие-то товары, продвигать, продавать». Действительно продавать, потому что многие люди прямо скупают под фотографиями: «Я покупаю», доставки оформляют, записываются на стрижку какую-нибудь, как я. Сейчас это уже такая серьезная структура, 2 млн человек, и люди избирательно относятся, к кому подписываться, к кому не подписываться.
А. З.: Еще год назад мы говорили брендам: «Ну, ребята, приходите, вот сейчас есть тот самый шанс», и тогда у нас русскоязычный подписчик по тем же технологиям стоил в три раза дешевле. А они говорили: «Ну, Instagram…»
Е. Б.: Так всегда бывает.
А. З.: Это знаменитая история, когда создателям Xerox их инженер дал мышку, и директор Xerox сказал: «Неужели вы думаете, что Xerox будет заниматься чем-то, что называется мышью?» А приехал Джобс, забрал этих ребят и сделал графический интерфейс. Так и здесь. Только единицы соглашались еще года полтора назад. А сейчас наоборот — они все приходят, а цены уже выше и гораздо сложнее раскрутиться.
Н. С.: Они сейчас еще монетизацию введут.
А. З.: И больше огран

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео