Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Блогер Типыч и хомячки

2
0
3 728 0
Аудио Текст
11 марта 2014

Предводитель троллей и гроза хомячков, гордо носящий звание генератора порнотрафика и дебила всея ЖЖ, блогер ttipaa_etaa в гостях у Елены Бурдюговой. Осторожно, ненормативная лексика и ненормативные мысли!

Из передачи вы узнаете:
— чем тролли отличаются от хомячков;
— почему в ЖЖ не осталось уникального контента;
— как правильно разговаривать «на языке русского мата»;
— кто такие «топодрочеры» и зачем Типыч с ними борется;
— и многое другое.

Елена Бурдюгова: Здравствуйте, дорогие телезрители! В эфире программа «Блог в деталях», и с вами Елена Бурдюгова. Сегодня у меня в гостях «предводитель троллей» и «гроза всех хомячков» — блогер tipaa_etaa.
Виталий Типыч: Здравствуйте!

Виталий aka Типыч, блогер tipaa_etaa.
Родился в 1973 году в Москве.
В 1992 году окончил МЭМТ (факультет «ЭВМ, приборы и устройства»).
В 1994-2014 годах работал в десятке компаний, никоим образом к компьютерам не относящихся.
Ключевые должности: ученик монтажника, монтажник монтажника, старший монтажник, главный монтажник.
В 2005 году завел блог tipaa_etaa.
Заклеймен как «предводитель троллей», «генератор порнотрафика всея ЖЖ», «дебил».

Е. Б.: Виталий, расскажи мне, пожалуйста, тролли победят хомяков или нет?
В. Т.: Конечно, сожрут просто.
Е. Б.: А как, за счет чего? Почему «хомяки»? Кто это и откуда они взялись?
В. Т.: Хомячьё — злые люди на самом деле. Это жежешный мусор. Народ, который ходит по топам, просто гадит в комментах. В общем, скучные люди.
Е. Б.: А чем отличаются тролли от хомяков? Они же тоже, по идее, гадят в комментах?
В. Т.: Нет, троллей больше.
Е. Б.: Больше. Они массой давят?
В. Т.: Да. Ты знаешь, я их даже не баню. Они приходят — хорошо, насрут в комментах — их можно обосрать, а они даже не отвечают. Ну, не отвечают и не отвечают, и хер бы с ними! Зачем они топ читают? Вот это мне совершенно непонятно.
Е. Б.: Скучно им, наверное. Как ты вообще относишься к тому, что сейчас происходит с ЖЖ? Топ новый, какие-то промоматериалы.
В. Т.: Все это говно. Испортили всю «жежешку».
Е. Б.: А чем? Что поменялось?
В. Т.: Продажные все стали. Ничего из того, что называется уникальным контентом, уже почти не осталось. Репосты, херня, картинки, копипаста, — сплошная «ибигдань».
Е. Б.: Неужели нет нормальных блогеров, которые собирают действительно качественный контент?
В. Т.: Есть, десятка полтора, не больше.
Е. Б.: Остальные — только копипастеры?
В. Т.: Нет, но херню несут.
Е. Б.: А как повлиял на это топ? Как он мог повлиять на то, что стали копипастеры лезть? Ведь наоборот…
В. Т.: Пипл хавает.
Е. Б.: А от чего зависит? Ты, кстати, сам часто в топ попадаешь?
В. Т.: Хер его знает.
Е. Б.: А кто тебя читает? Почему им интересно?
В. Т.: А читают в основном люди, которые либо меня лично знают — это, может быть, человек пятьдесят, — либо те, которых я вообще не понимаю, зачем они меня читают. Я тоже херню несу, по большому счету.
Е. Б.: Ты знаешь, я тоже иногда не понимаю, кто и зачем читает. И все-таки ты никогда не заморачивался тем, чтобы быть популярным. Ты просто пишешь то, что видишь.
В. Т.: Как я могу заморачиваться, если я сходил посрать, сфотографировал и выложил?
Е. Б.: Я не видела такой публикации, надо же! Ты дашь мне на нее ссылочку?
В. Т.: Года два назад, да. Нет, в топ это, по-моему, не попало, это, по-моему, тогда еще резанули. Но висела такая штука.
Е. Б.: Слушай, а сиськи сейчас порезали, из топа сносят в 18+. Как ты к этому относишься? Как вообще сиськи влияют на развитие ЖЖ?
В. Т.: Как раз вчера у меня на эту тему был пост, где я описал картину, как я вчера ехал в электричке. Никаких сисек, никаких писек, ничего.
Е. Б.: Какая «пичалька»!
В. Т.: Через полтора часа — бамс, это на первом месте в топе, но скинуто в 18+.
Е. Б.: А почему?
В. Т.: К чему это все? Причем следующий пост с полуголой бабой висит в «Жыре». Почему не в 18+? Я на эту тему вчера пост написал. Не понимаю!
Е. Б.: А что ты такого написал в этой публикации?
В. Т.: Про электричку?
Е. Б.: Да.
В. Т.: Просто описал. Парень с девушкой ехали, напротив меня сидели, девушка на него влюблено смотрела. Просто описал, как они себя вели.
Е. Б.: Может быть, ты это какими-то словами определенными?
В. Т.: Нет, там наверняка были слова «х…» и «жопа». За это в 18+, конечно, скинуть — очень странно.
Е. Б.: Видимо, молодому поколению не положено слышать такие слова, как ты считаешь?
В. Т.: dimson, утихомирь своих модераторов.
Е. Б.: Понятно. А как ты вообще относишься к русскому мату?
В. Т.: Прекрасно. Я на нем разговариваю.
Е. Б.: А дети же читают… Почему ты так к этому относишься? Ты считаешь, что это русская культура и надо ее двигать в массы?
В. Т.: Смотря какие дети читают. Например, десятилетним детям, конечно, это читать рано. С другой стороны, они это точно так же в школе видят, слышат. Между собой-то они тоже матюками разговаривают.
Е. Б.: Ну, бывает иногда.
В. Т.: Разговаривают, разговаривают.
Е. Б.: Я слышала, что ты активно борешься с «топодрочерами». Кто это вообще такой, «топодрочер», и почему ты решил бороться с ними?
В. Т.: Попадает мой пост, например, в топ. Выбегает толпа народа, которая оставляет одинаковые комментарии: «Как это говно попало в топ?» Вы же его сами и вывели туда, читая все это говно.
Е. Б.: Ну и почему они «дрочеры»? Мне всегда казалось, что «топодрочер» — это тот человек, который, наоборот, хочет попасть в топ.
В. Т.: Это вообще отдельная категория. Я не понимаю, как они попадают в топ! Я тоже не знаю, как сейчас это все тебе описать. В общем, все, что за деньги: «Промо», ссылки, кросспостинг и прочее, — это просто позор всей «жежешке».
Е. Б.: А ты сам не пользуешься этими инструментами?
В. Т.: Нет.
Е. Б.: И не вкладываешь денег?
В. Т.: Нет, ни копейки не вложил.
Е. Б.: А зачем тогда ЖЖ все это сделал? Для того чтобы убить свой сервис, получается?
В. Т.: Видимо, да.
Е. Б.: А кто это придумал?
В. Т.: Не знаю, кто это придумал. Придумал какой-то человек, который захотел, видимо, поиметь на этом денег, блин, а в результате испортил площадку.
Е. Б.: И почему ты тогда не уходишь? Есть же куча альтернативных вариантов.
В. Т.: Какие? Facebook, «Одноклассники»?
Е. Б.: LiveInternet.
В. Т.: Ой, нет-нет, спасибо.
Е. Б.: Ну а что, с девочками четырнадцатилетними пообщаться?
В. Т.: Я там есть. Я, правда, там ничего не читаю. По-моему, у меня туда даже кросспостинг настроен, но только из-за того, что я как-то один раз его настроил, побаловался давно-давно, а теперь забыл, как его отключить. Мне регулярно какие-то уведомления оттуда приходят, но я просто стираю, не читаю их.
Е. Б.: Понятно. А все-таки: сейчас же обещают пересчет СК, в топ полезет еще больше таких вот «хомяков», «топодрочеров», что ж делать-то тогда?
В. Т.: Да ничего не делать, х… с ними! Будем вести войну.
Е. Б.: А как, какими методами будете воевать?
В. Т.: Гнобить.
Е. Б.: Гнобить? Слушай, вот я не умею! Научи меня гнобить людей. Я вот такая вся… Ты знаешь, я иногда так хочу кого-нибудь погнобить, а у меня не получается.
В. Т.: Ты ко мне заходи, в «тролльчатню».
Е. Б.: Ну, это легко сказать. А зрителям? Им же хочется что-то услышать от автора.
В. Т.: От автора: зрители, заходите ко мне в «тролльчатню»!
Е. Б.: Вредина какой! Вообще, обижусь на тебя! Видишь, я даже сейчас тебя не могу потроллить.
В. Т.: Почему? Ты потрогать зато можешь!
Е. Б.: Это, кстати, интересная мысль. Как ты считаешь, хорошо ли, что блогеры уже как СМИ — анализируют какие-то сложные моменты, вместо того чтобы просто писать «что вижу, то пою»: посрал, нарисовал, выложил?
В. Т.: Плохо к этому отношусь, потому что это как раз убивает саму идею ЖЖ. ЖЖ — это изначально дневник. У тебя в детстве наверняка был дневник с сердечками, когда ты была девочкой лет 12?
Е. Б.: Был, там было столько мата, что бабушка чуть не умерла, когда прочитала.
В. Т.: И «жежешка» по умолчанию раньше была именно такой. А сейчас это херня — картинки какие-то, рекламу еще туда всунут.
Е. Б.: А что делать?
В. Т.: Да ничего не делать. Бороться, бороться с ними.
Е. Б.: Понимаешь, бороться — это хорошее слово, а как это по факту? Может быть, выйти на площадь, сказать: «Уважаемые жители ЖЖ! Перестаньте постить фигню!»
В. Т.: «Ни слова про Майдан!»
Е. Б.: Я промолчала, подожди, я удержалась.
В. Т.: Нет, булыжниками, конечно, закидывать никого не стоит, но гнобить эту всю толпу «дрочеров» обязательно надо. Если мы их не будем гнобить, в конце концов «жежешка» окончательно превратится в это говно с картинками, в «лирушечку» она превратится.
Е. Б.: Да, «лирушечка» очаровательна, но для определенного круга людей.
В. Т.: Да-да, в 12-13 лет там замечательно селиться.
Е. Б.: Хотела, знаешь что, еще у тебя спросить: как ты относишься к тому, что ЖЖ сейчас старается интегрироваться со всякими социальными сетями, с Twitter? Вообще, меня бесят знаешь какие посты? Когда Twitter за день сваливается в «жежешечку», а потом я у себя в ленте обнаруживаю твиты за день: «Я посрал», «Я пожрал», «Я спать лег». Что это вообще такое?
В. Т.: А я не обнаруживаю. Я их всех вынес на хер и все.
Е. Б.: Нет, ну ты знаешь, иногда вроде вполне приличные люди включают автоматический репостинг из своих социальных сетей… Недавно у Марины Акулич в «жежешечке» появился пост «А почему я забанена в „жежешечке“?» Нормально, да? Как так получается?
В. Т.: Опять же, хотели сделать удобную вещь, чтобы с других платформ люди приходили и комментили. Они приходят, комментят. Но эта интеграция, когда я оставил коммент у себя в «жежешке» и это все ушло во «ВКонтактик» зачем-то, блин… Еще не сразу разберешься, что он ушел. Получаешь оттуда комментарий: «Что это за херня?» И точно так же в обратную сторону это работает, когда твиты вылетают в «жежешку» и ребята вообще не понимают, о чем мы говорим.
Е. Б.: Почему ребята не понимают?
В. Т.: Им скучно.
Е. Б.: Слушай, они сидят, работают, не отвлекайся на них, ты давай по теме диалога.
В. Т.: Мне всегда будет интересно, как это снимается.
Е. Б.: Нет, мы обсуждаем «жежешечку». Кстати, возможно, это тоже было бы интересно обсудить, чтобы мои зрители увидели, как снимаются передачи. Но мы вернемся к теме диалога. Что будет дальше с этой интеграцией? Стоит ли ее развивать, действительно прорабатывать и доводить до ума? Или надо отключить вообще эти кнопки? Меня часто спрашивают: «На хера тебе кнопка „Репост“ под публикацией?» Ну, чтобы репостили! Зачем еще ее ставить?
В. Т.: А зачем тебе, чтобы репостили?
Е. Б.: Чтобы привлекать внимание. Мне нравится, когда я получаю отдачу от своих публикаций.
В. Т.: Погоди, ты получаешь репост — это какая-то ссылочка где-то, уныло. Почему человек, который хочет сделать репост, не может написать: «Во, я такую ох…нную передачу посмотрел!» — и дать ссылку?
Е. Б.: Понимаешь, они чаще вставляют ролик. Да, ролики видят больше людей, а ко мне-то в журнал они не заходят. Зачем, если ролик все равно уже выложен? А репост, если человек даже просмотрел эту запись, засчитывается не тому, что ее повесил, а тому, чья запись опубликована. И фактически все друзья этого человека засчитываются мне.
В. Т.: Нет, я далек от этих технологий. Но, опять же, мне в ленте не нравится видеть эту херню с репостами. Они даже смотрятся некрасиво.
Е. Б.: Может, они просто не те репосты делают? Может быть, на фиг таких «хомяков», которые все подряд репостят?
В. Т.: В любом случае эти две строчки со ссылкой мне ни о чем не говорят. Заголовок какой-то левый от левого человека. На хер мне это надо в ленте?
Е. Б.: Ты знаешь, репосты позволяют немножко разорвать вакуум, и в твой информационный шар попадают какие-то другие материалы, которые, возможно, расширят… Возможно, нет. Вопрос, на кого ты подписан.
В. Т.: Есть такая штука, как лента от друзей друзей.
Е. Б.: Ну да.
В. Т.: Это куда интереснее. Или вообще лента всех постов в ЖЖ. Там такой бардак!
Е. Б.: Кстати, если уж мы заговорили о репостерах, что ты думаешь про людей, которые репостят за три копейки? Я не понимаю, как на этом можно заработать что-то.
В. Т.: Я их всех забанил.
Е. Б.: А как же борьба? Как же защита ЖЖ? Всех забанить и все?
В. Т.: Всех забанить, пусть они висят там, варятся. В конце концов, когда их все нормальные люди забанят и выкинут из ленты, они останутся вариться в своем котле и друг друга сожрут.
Е. Б.: Если посмотреть на тот же СК, то многие из них висят чуть ли не в топ-100 ЖЖ-рейтинга.
В. Т.: Кого волнует этот СК, кроме самих «топодрочеров»?
Е. Б.: Многие люди не знают, как определить популярного блогера. Они заходят в рейтинг, видят там репосты и копипасты. Тот же ibigdan, между прочим, достаточно хорошее положение занимает в обществе благодаря копипастам.
В. Т.: Ну, ibigdan — вообще говно.
Е. Б.: Почему? Это приносит им какую-то пользу.
В. Т.: Какую пользу? Они на этом деньги начинают зарабатывать?
Е. Б.: Ну да, а ibigdan еще устроился работать в «жежешечку», поди плохо?
В. Т.: Нет, флаг ему в руки! Это, конечно, замечательно, что он там деньги имеет какие-то, но я его не читаю. Мне замечательно без него живется, и заходить к нему даже желания никакого не возникает, потому что это херня.
Е. Б.: Ну так свое мнение надо ж как-то выражать, наверное. «Хомяки» чем хороши? Они ходят, пишут какую-нибудь фигню у тебя в комментариях, а в итоге ты понимаешь, что, может быть, рациональное зерно в этом есть, может быть, стоит что-то поправить. У меня вчера к фотосессии пришла какая-то фотограф, написавшая вот такой комментарий ни о чем. Она меня не знает, она не знает, зачем мне фотосессия и т. д. При этом она рассуждает о том, как это плохо, когда девочки ходят фоткаться.
В. Т.: Зачем вообще девочки ходят фоткаться?
Е. Б.: Я же пиарщик! Мне же нужны красивые фоточки, чтобы везде развесить.
В. Т.: С сиськами.
Е. Б.: С сиськами мне нельзя, я хорошая девочка.
В. Т.: А почему девочки ходят фоткаться, показывают свои сиськи?
Е. Б.: Кстати, а почему они это делают?
В. Т.: Вот я тоже не понимаю.
Е. Б.: Тебе нравятся сиськи в ЖЖ? Сиськи в ЖЖ — это хорошо или плохо?
В. Т.: Сиськи спасут ЖЖ на самом деле.
Е. Б.: Да? И котики.
В. Т.: Котики? Ну, котики уже пытались спасти.
Е. Б.: Только сиськи остались?
В. Т.: Конечно.
Е. Б.: Ну блин, иногда, ты знаешь, бывают такие сиськи, что лучше бы их не было.
В. Т.: Нет, не согласен.
Е. Б.: Все сиськи замечательные?
В. Т.: Все сиськи замечательные. Но некоторые страшные.
Е. Б.: Но все равно замечательные?
В. Т.: Но все равно замечательные. Просто они есть.
Е. Б.: А, спасибо, что вы выложили, теперь мы знаем, что у вас есть сиськи.
В. Т.: Что у вас есть страшные сиськи!
Е. Б.: Ну, тоже как вариант.
В. Т.: После этого перестают читать.
Е. Б.: Виталий, как же мы будем улучшать ЖЖ?
В. Т.: Мы его не будем улучшать.
Е. Б.: Почему?
В. Т.: Мы дождемся, пока он рухнет окончательно.
Е. Б.: А куда пойдем, если он рухнет?
В. Т.: Мы никуда не пойдем, мы останемся с ЖЖ.
Е. Б.: Мы рухнем вместе с ним?
В. Т.: Будем вариться в этом говне, но зато мы будем среди этого говна выглядеть нормальными людьми.
Е. Б.: Я не могу с тобой согласиться. Мне неприятно среди говна выглядеть нормальным человеком. Я хочу всем помочь.
В. Т.: Ты хочешь выглядеть нормальным человеком среди нормальных людей? Ну, ты тогда одна будешь в толпе тысяч нормальных людей, и тебя никто не заметит.
Е. Б.: Я все равно найду способ добиться того, чтобы меня заметили. Но сиськи постить не буду, и не проси.
В. Т.: Будешь.
Е. Б.: Не буду я постить сиськи, не буду!
В. Т.: Именно этим ты привлечешь внимание.
Е. Б.: Слушай, ну и что? Привлеку я внимание и дальше что? Они посмотрят один раз на мои сиськи. Что, они сразу на меня подпишутся? Ты знаешь таких людей, на которых сразу все подписываются, если они сиськи показали?
В. Т.: Знаю.
Е. Б.: Видишь, а я знаю людей, у которых, наоборот, куча комментариев, типа: «Ой, зачем ты этот страх выложила?»
В. Т.: Года три назад я так одну девочку пропиарил случайно. Она показала сиськи. У нее френдов было сотни две-три, что ли, а потом сразу восемь сотен на следующий день.
Е. Б.: Ну, как вариант. А у тебя что, есть такая рубрика в твоем журнале, где ты пиаришь?
В. Т.: За сиськи и бухло. Кстати, бухло стали привозить, да.
Е. Б.: И много бухла привозят?
В. Т.: Нет пока.
Е. Б.: А какое надо? А меня за что попиаришь?
В. Т.: Договоримся.
Е. Б.: Но я сиськи не покажу.
В. Т.: Последний раз привезли, по-моему, пятилитровый бочонок пива.
Е. Б.: Слушай, может, мне тоже такую рубрику завести? Только я пивом не беру, мне, пожалуйста, белого вина и, может быть, еще коньяк.
В. Т.: Печеньку.
Е. Б.: Печеньку мне нельзя, я на диете. О чем еще поговорим?
В. Т.: Давай про баб, что ли!
Е. Б.: Про что?
В. Т.: Про баб.
Е. Б.: Про баб? А что про баб хорошего можно сказать.
В. Т.: Давай про девок в ЖЖ поговорим. Зачем они вообще туда приходят?
Е. Б.: А зачем девки в ЖЖ приходят?
В. Т.: Да я вот сейчас смотрю и вижу, что приходят они туда мужика найти.
Е. Б.: Мужика? Слушай, я бы тоже мужика не отказалась найти.
В. Т.: Зачем? У тебя нет мужика?
Е. Б.: Нет.
В. Т.: Найдем.
Е. Б.: Найдите мне, пожалуйста, мужика.
В. Т.: Найдем. Я уже пытался тебе искать.
Е. Б.: Пытался, видишь!
В. Т.: Так и не прилип никто? Вот, блин, да, бывают неудачные попытки. Значит, надо попробовать с сиськами.
Е. Б.: Вот без сисек мне точно всю жизнь без мужика куковать, я так и знала! А как же потом? А если я выйду замуж за президента, как же мне потом? Они же все выложат эти фотки с сиськами и скажут: «Посмотрите, какая у президента жена!»
В. Т.: Блин, прикинь, как президенту будут завидовать!
Е. Б.: Так его же могут с поста снять, если он президент, допустим, не страны, а какого-нибудь «Газпрома».
В. Т.: Почему?
Е. Б.: Возьмут и снимут. Скажут: «У тебя жена сиськи показала, все, давай, вали отсюда».
В. Т.: Почему? Это же жена показала.
Е. Б.: Вот этого, Саркози — или кого они переизбрали там…
В. Т.: Саркози вообще суперский! Это супермужик! Это, наверное, единственный политик, который мне нравится, хотя в политике ни хера не понимаю.
Е. Б.: Я про политику не люблю, у меня передача четко аполитичная. Давай вернемся к бабам. Хорошо, мужика найти. И что, находят мужика?
В. Т.: Находят мужика и съе…вают из ЖЖ.
Е. Б.: А где вообще в ЖЖ нормальные мужики лежат? Ты мне скажи, я тоже хочу!
В. Т.: Все у меня.
Е. Б.: Блин, я в шоке. У меня все сплошь либо женаты, либо какие-то «не это». Я не знаю, может, я просто не так…
В. Т.: Нет, это не какие-то.
Е. Б.: Ну, иногда еще «не это».
В. Т.: Вау!
Е. Б.: Разные бывают мужики. А почему они все у тебя скапливаются?
В. Т.: Наверное, потому что у меня интересно иногда бывает.
Е. Б.: А чем? Чем ты привлекаешь свою аудиторию?
В. Т.: Пишу о всяком говне.
Е. Б.: Ну, ты сфотографировал говно, выложил — и что, это интересно?
В. Т.: Нет, это неинтересно, но зато срач в комментариях можно устроить.
Е. Б.: А что интересно? Приведи пример какой-нибудь, чтобы я понимала хотя бы, о чем речь.
В. Т.: В том-то и дело, что не надо стараться написать какой-то интересный пост на интересную тему.
Е. Б.: Я же маркетолог, могу и постараться.
В. Т.: Не надо, не надо. Если ты можешь заинтересовать народ тем, что написала херню и к тебе пришли, вот это и есть самая большая победа. А если ты начинаешь писать, думать о рейтингах, придумывать какую-нибудь интересную топовую тему, — ну сделаешь, ну продвинешь. Ну и что, и забудут через два дня.
Е. Б.: Нет, ты уклонился от вопроса: что не забудут? Хотя бы примерно. Сиськи не канают. Давай что-нибудь мужское. У тебя же нет сисек, ты не можешь сиськи показать.
В. Т.: Не забудут? Пост мой про жопое…ю, наверное, ты не видела, да?
Е. Б.: Нет, не видела! Я не могу такое писать: меня папа читает, меня генеральный директор читает, меня свекровь моей сестры читает. Как я могу такое писать?
В. Т.: Года три или четыре назад, когда «жежешка» легла, я ехал пьяный, написал пост из двух строчек, типа «Девки, как у вас после жопое…и, срется лучше или нет?»
Е. Б.: Боже мой!
В. Т.: После этого лег ЖЖ, этот пост висел в топе суток, наверное, трое или четверо на первом месте.
Е. Б.: А как администрация вообще это допустила?
В. Т.: А тогда не было еще этой модерации по рубрикам, это все висело. Пост скакал с первого на второе, третье место. ЖЖ время от времени ложился опять. Когда ЖЖ поднимался, этот пост опять оказывался на первом месте. Там был такой срач в комментариях, просто пи…ц! Если на первых двух страницах люди еще как-то адекватно отвечали, то после народ там просто понесло, они начали читать комментарии…
Е. Б.: Интересный пример.
В. Т.: После этого про меня написали в «Новой газете».
Е. Б.: Что написали?
В. Т.: Я не помню, какую-то херню пропели про то, как Типыч прославился, что-то про популярность Типыча, как Типыч поимел свою популярность. Потом как раз в конце еще интервью Носика добавили.
Е. Б.: Звучит, наверное, очень прикольно: «Типыч поимел свою популярность через жопое…ю».
В. Т.: Так и есть.
Е. Б.: Слушай, а ты чума! Нет, я сама одно время прославилась в газете за то, что назвала миссис мира чудом-юдом от пластики. Я просто пыталась сказать, что у нас, блин, в России, куча красивых баб без всякой… Кстати, как ты относишься к «силиконовым»бабам?
В. Т.: Не пробовал. Я всю жизнь мечтаю подержаться за силиконовую сиську. Есть у кого, кстати?
Е. Б.: Надо призвать. У себя в блоге напиши: «Дайте подержаться за силиконовую сиську».
В. Т.: Это хорошая идея!
Е. Б.: Кстати, надо сейчас попросить у ребят. Сейчас мы зайдем с тобой к маркетологам, у них, по-моему, должны быть сиськи.
В. Т.: Нет, резиновые сиськи — это другое совсем.
Е. Б.: Нет, там внутри силикон как раз, такая прикольная антистрессовая игрушка у SeoPult, мне нравится.
В. Т.: Вы ими кидаетесь, наверное, друг в друга.
Е. Б.: Она мне так нравится! Я сама мну сиську на работе, народ заходит ко мне…
В. Т.: Так напиши пост «Сижу держу себя за сиську».
Е. Б.: Надо, кстати, да, сфотографировать и запостить.
В. Т.: «Под катом — фоточка». И все, топ обеспечен.
Е. Б.: Слушай, хорошо. Давай теперь серьезно. Мы тут вообще серьезные люди, мы пришли снимать передачу.
В. Т.: Давай серьезно.
Е. Б.: Посоветуй, пожалуйста, что-нибудь нашим блогерам, чтобы они не были «хомячками», а были такими, как ты их называешь, троллями.
В. Т.: Пишите всякое говно и не ходите к «хомячкам».
Е. Б.: А если «хомячки» их «хомячат»?
В. Т.: А если «хомячки» «хомячат», вам надо прийти к «хомячкам» и «нахомячить» им там большую кучу говна.
Е. Б.: Спасибо тебе большое, Виталий! Я думаю, что у нас получится весьма необычная передача.
В. Т.: Не за что. Рейтинги просто скаканут, особенно если упомянем про жопое…ю.
Е. Б.: Ну, посмотрим, что будет, загадывать не станем. Спасибо, пока!
В. Т.: Пока!
Е. Б.: До свидания вам, дорогие телезрители! Я надеюсь, что вам понравился такой необычный сюжет. С вами была программа «Блог в деталях» и я, Елена Бурдюгова. Пока!
В. Т.: А что, это снимали, да?

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео