Регистрация

Блогер Ловыгин и его «мыльница»

6
0
845 0
Аудио Текст
16 декабря 2014

Как вести блог с помощью старенького фотоаппарата-«мыльницы»? Об этом Елене Бурдюговой рассказал блогер Петр Ловыгин.

Из передачи вы узнаете:
— почему Петр выбрал ЖЖ для реализации фантазийного мира «Костарика»;
— зачем снимать фото на «мыльницу»;
— в чем секрет обработки фотографий, сделанных на «мыльницу»;
— почему Петр не продвигает свой блог;
— и многое другое.

Елена Бурдюгова: Добрый день, дорогие телезрители! В эфире программа «Блог в деталях», и с вами Елена Бурдюгова. Сегодня, когда каждый человек, у которого есть «зеркалка», считает себя супер-пупер-фотографом, мне особенно приятно приветствовать в студии человека, который свои фотоработы создает с помощью обычной «мыльницы». У нас в гостях писатель, фотограф, путешественник Петр Ловыгин. Петр, привет!
Петр Ловыгин: Привет!

Петр Ловыгин, блогер.
Родился в 1981 году в Ярославле.
В 2004 году окончил архитектурный факультет Ярославского государственного технического университета.
Никогда нигде не работал.
В 2005 году завел блог lovigin.livejournal.com.

Е. Б.: Петр, я прочитала о тебе в Wikipedia. Там пишут, что в 2004 году через свои фотоработы ты начал создавать фантазийный мир «Коста?рика», который в 2005 году перенес, собственно, в ЖЖ и продолжаешь его вести. Расскажи мне, как это, что это и почему?
П. Л.: У тебя «Коста?рика» звучит как фамилия сербского режиссера.
Е. Б.: А как правильно?
П. Л.: «Костари?ка».
Е. Б.: А, о’кей.
П. Л.: Как одноименная латиноамериканская страна. Но, правда, ничего общего она с этой страной не имеет, просто похожее название. Ну как похожее, одно и то же. На самом деле это просто такой мир, который… Похожее что-то делал Джанни Родари, создавая Страну овощей. Какая-то параллельная вселенная со своими героями, со своими сказочными персонажами. И с тех пор этот мир обогащался, в него приходили новые герои, про которых я снимал те или иные свои серии.
Е. Б.: А как ты вообще пришел к мысли, что нужно создать такой параллельный мир?
П. Л.: Да я не приходил к такой мысли.
Е. Б.: А как он возник?
П. Л.: Как-то сам собой.
Е. Б.: Я просто думаю, что нашим зрителям будет очень интересно узнать о том, почему вдруг «Коста?рика»…
П. Л.: Да когда я тебя научу правильно говорить-то, что «Костари?ка»?!
Е. Б.: А, «Костари?ка»! Все, я поняла, как это произносится. И почему вдруг?
П. Л.: Это эволюционный процесс. Я не думаю, что здесь есть какое-то… Точкой отсчета этого мира является появление моего ЖЖ, именно с того момента. А потом просто это увлекает, это какой-то наркотик, без которого, как без искусства, не можешь существовать. И есть какая-то линия, которую ты развиваешь, от которой ты не отходишь, несмотря на то что, может быть, это непопулярное направление. Все равно ты, как в тексте «Сплина», гнешь свою линию. Придумываешь этих героев, что-то приходит из реальной жизни, что-то ты придумываешь сам, что-то приходит через музыку и т. д.
Е. Б.: Я видела некоторые твои работы и поразилась, что они как картины, действительно похожи на какие-то сказочные иллюстрации. Скажи, неужели ты действительно снимаешь на «мыльницу»? Когда я прочитала, то не поверила!
П. Л.: Да.
Е. Б.: А почему ты не купишь себе «зеркалку»? На «мыльницу» сложнее снимать, чем на «зеркалку», или наоборот?
П. Л.: Снимать надо на то, на что тебе удобно. Мне на это удобно. Просто я еще завязан с продажей этих работ через западные галереи. Соответственно, там иногда моя галеристка просит перейти на улучшенную камеру, чтобы было побольше разрешение. При печати это важно. Но я снимаю на то, на что я снимаю, уже порядка шести-семи лет, на одну и ту же камеру. И мне абсолютно нормально, и это даже какое-то такое маленькое кредо, что на совершенно допотопный фотоаппарат можно снимать реально крутые вещи. А те, кто обладает суперобъективами, на самом деле ни хрена не могут.
Е. Б.: А почему? Как ты считаешь, что отличает фотохудожника от человека, который просто купил себе «зеркалку»?
П. Л.: Мозги. У тебя сначала что-то идет из сердца, а потом ты покупаешь камеру. А многие сейчас сначала покупают камеру, потом начинают что-то изнутри привязывать. А там, в общем-то, зачастую привязывать нечего. Поэтому снимать надо немножко другим органом, а не фотоаппаратом.
Е. Б.: Понятно.
П. Л.: Очень важен креатив, очень важно мышление. А сейчас я могу сказать, что профессия фотографа, фотохудожника, немножко притупляется, дискредитируется, к сожалению.
Е. Б.: Я считаю, что настоящие художники всегда найдут, как свои работы выделить среди общей массы, и в этом, может быть, и есть секрет. Может быть, ты проходил какие-то курсы или это действительно просто сердце? Ни курсов, ни образования?
П. Л.: Нет, я самородок.
Е. Б.: А обработка фотографий?
П. Л.: Тоже все мое.
Е. Б.: Ты сам придумал, как в Photoshop их обрабатывать?
П. Л.: Я сам это все создал.
Е. Б.: Слушай, это потрясающе! Я со вчерашнего вечера просто в восхищении. Хорошо, давай немножко отойдем от технических моментов и поговорим о том, как ты начал путешествовать. Ты родился в Ярославле, окончил университет, начал фотографировать. Когда пришло понимание, что ты хочешь увидеть мир?
П. Л.: Когда, наверное, это артистическое направление с вымышленным миром зашло в какой-то тупик. Когда что-то заходит в тупик, нужно сделать паузу, отойти немножко в сторону. Я от этой артистической линии, скажем так, сходил налево. Я что-то закрутился и налево уже хожу достаточно… Это был где-то 2009 год, поехали в Индию, потом поехали еще куда-то и т. д.
Е. Б.: И это стало уже постоянным.
П. Л.: Да. Я понимаю, что со зрителем языком путешествий говорить гораздо проще, он это лучше понимает. То, что делается с этим вымышленным миром, надо постоянно разжевывать. И чем старше я становлюсь, тем, как мне кажется, более глубокими становятся мои работы, дольше путь до зрителя. Это достаточно сложная штука. А с путешествиями — ну, прикольно, съездил в Индию, да. Все равно я очень сильную мифологическую линию добавляю в свои работы. Там есть масса вкраплений, которых не существует на самом деле и в которые зритель верит. Потом когда ты все эти мифы начинаешь раскрывать, люди недоумевают, как они в это верили. Но это абсолютно не обман, это такая легкая дополнительная фантазия. Потому что даже такие экзотические страны, как Бангладеш, как Перу, как Индия, все равно требуют какого-то авторского вмешательства.
Е. Б.: А ты можешь находить вдохновение только в экзотических странах? Или, допустим, приезжая в Париж, Мадрид, ты все равно видишь их сквозь призму своего фантазийного мира?
П. Л.: Это тоже развивается, как умение. Ты начинаешь с таких стран, где эта реальность уже валяется под ногами, ее не надо искать. Попробуй снять то же самое в Чехии, в Люксембурге, в США, в Испании. Это гораздо сложнее. И я думаю, что в последнее время я стал больше ездить именно по таким странам, и что-то тоже получается. Я сам себя учу этими поездками.
Е. Б.: Выставки. Как ты пришел к тому, что твои фотоработы выставляются сейчас в галереях Европы?
П. Л.: Случайность.

Я не занимаюсь своим продвижением, поэтому я никогда не буду никому писать, чтобы меня кто-то продвинул. Сами найдут, сами предложат. А не предложат — побарахтаемся пока в том месте, где пребываем. В 2008 году меня нашли люди из Московского дома фотографий, от Свибловой, предложили сразу поучаствовать в Фотобиеннале. На Фотобиеннале меня нашли галеристы из Германии, с тех пор мы с ними работаем.

Сейчас немножко затишье, года полтора-два. Я особо не парюсь, мне и так хорошо.
Е. Б.: А какой город ты мог бы назвать самым лучшим среди тех, где побывал?
П. Л.: А что значит «лучший город»?
Е. Б.: Для тебя. Какой город тебе понравился больше всего и почему?
П. Л.: Я все равно буду считать Ярославль лучшим городом. Это не такой ого-го-патриотизм, но мне реально в этом городе комфортнее всего.
Е. Б.: Ярославль действительно красивый город!
П. Л.: Вообще, вот такой!
Е. Б.: Мы предлагаем нашим зрителям туда съездить.
П. Л.: Только не всем, а то у нас места не очень много.
Е. Б.: Ярославль не резиновый?
П. Л.: Не резиновый.
Е. Б.: Жалко! Нет, мне больше интересно, конечно, за границей. А то вдруг я решу тоже куда-нибудь поехать, мне интересно, куда бы ты посоветовал рвануть.
П. Л.: Я не могу сказать про какой-то город. Даже в самых уютных городах все равно находишься четыре-пять дней.
Е. Б.: Это да.
П. Л.: И ты все равно…
Е. Б.: …сбегаешь, хочется дальше.
П. Л.: Есть страны, которые… Я очень люблю Мексику. Там очень хороший симбиоз культуры, дешевизны и всех факторов, которые действительно создают какое-то лицо страны. Реально, когда у страны есть лицо, это очень хорошо. Боливия относится к этому числу, Индия с Бангладеш, Пакистан, этот регион мне очень нравится.
Е. Б.: Хорошо. Когда ты создал «Коста?рику»…
П. Л.: Опять двадцать пять!
Е. Б.: «Костари?ку»!
П. Л.: К концу передачи выучим, нормально.
Е. Б.: Да я не знаю, почему! Я просто где-то прочитала такую неправильную транскрипцию. О’кей, когда ты создал свою «Костарику», почему ты решил ее именно в ЖЖ транслировать? Почему не на LiveInternet, например?
П. Л.: А что такое LiveInternet?
Е. Б.: Ну, это типа LiveJournal, только…
П. Л.: Потому что, видимо, это типа LiveJournal, поэтому я решил на LiveJournal.
Е. Б.: Ты на тот момент видел для себя только LiveJournal?
П. Л.: Я, в общем-то, просто не знал ничего. И это реально очень удобная платформа для того, что делаю я, потому что все есть. Я могу показать видео, которое я делаю, показать фотографии. Я могу хоть исписаться там вообще, это мне тоже начало нравиться с определенного момента. Я начал взращивать в себе чувство слога. Он развит просто по всем направлениям, в которых развит я. Поэтому у меня все нормально.
Е. Б.: А сейчас часто говорят, что ЖЖ умирает, что там уже никого нет, все оттуда ушли.
П. Л.: Нет, к сожалению, там как раз слишком много всех. И политика, и стратегия развития «Живого журнала» вызывают, конечно, очень много вопросов. Можно по-стариковски брюзжать, что раньше он был лучше, — да, он раньше был лучше. Когда я начинал, он действительно был «умнее» как площадка.
Е. Б.: Но сейчас тебе хватает читателей?
П. Л.: Да нет, я хочу быть первым. Но я прекрасно понимаю, что то, о чем я пишу, никогда не окажется на первом месте. Потому что нужно писать универсальные вещи, а я пишу о себе. То, что это интересует достаточно большое количество людей, это вообще нонсенс, я считаю. Будем довольны тем, что есть.
Е. Б.: Но Доля, например, тоже пишет только о путешествиях, Митрич — о философии, политике. Они же все равно как-то туда пробиваются.
П. Л.: Потому что путешествия — универсальная вещь. Ты открываешь с помощью этого автора какие-то страны, в которых тот или иной человек никогда не сможет побывать. Митрич — опять же, это универсальная вещь, которая интересна очень большому количеству людей. А я с какого боку должен вообще кому-то быть там интересен, например?
Е. Б.: Мне кажется, что ты скромничаешь, потому что красивые фотоработы, в том числе и про путешествия…
П. Л.: Понимаешь, у меня авторская линия очень сильно развита. Я это прекрасно понимаю. Я настолько умею навязать свое видение и свое мнение, что, допустим, желания комментировать меня, притом что зритель со мной соглашается, очень мало. Ну а что еще ты напишешь человеку? «Да, все круто» 18 тысяч раз?
Е. Б.: Это да, тут нужно провоцировать именно, какие-то провокационные вещи делать.
П. Л.: Да, а я не умею провоцировать. Мне это неинтересно.
Е. Б.: А ты вообще занимался продвижением своего блога?
П. Л.: Нет, я не знаю, что это такое. Я никогда не использовал никаких «Промо», никаких этих блоков.
Е. Б.: Ну а на заре, еще тогда, когда в 2007 году были все эти «френдомарафоны», «линкообмены»?
П. Л.: Это «дешево», я считаю. Если кто-то это и делает, ну пожалуйста, я не могу же их осуждать за это.
Е. Б.: А как ты привлекаешь? Ты просто пишешь как для себя, «в стол» фактически, а там кто-то пришел, прочитал…
П. Л.: Ну как, «в стол»? Слушай, если бы я писал «в стол», я бы, наверное, не публиковал их.
Е. Б.: Да, но для того чтобы ЖЖ стал публичным, туда надо сначала как-то аудиторию привлечь. Изначально, когда ты туда первую публикацию размещал, у тебя же не было там аудитории?
П. Л.: Да, не было. Но сейчас я не могу чрезмерно личные вещи опубликовать. В то же время, когда я хоть какой-то шаг в сторону каких-то личных переживаний сделаю, это все равно будет зрителем поощряться, он оценит это.
Е. Б.: Да, они это любят.
П. Л.: Бывает плохое настроение, а я не могу себе его позволить, потому что не хочу каких-то обвинений в нытье. Хотя, естественно, это у любого человека бывает, это нормально абсолютно.
Е. Б.: Я, кстати, увидела, что ты режиссировал клипы для Гришковца. Как ты в это попал? Почему вдруг фотограф и с клипами связался?
П. Л.: А почему фотограф не может? Я считаю, что если у человека есть видение определенного сценария, видение композиции, есть эти навыки, то он с движущейся картинкой может справиться так же хорошо, как и со статичной. Это был хороший опыт для меня, потому что я до момента работы с ним не имел вообще никакого опыта с видеокамерой. Мне просто дали ее в руки и сказали:
— Снимай, потому что он хочет видеть тебя в качестве режиссера.
— О’кей, давайте попробуем.
Жалко, что этот опыт прекратился с прекращением сотрудничества с ним, но все равно какие-то наработки я использую и в своих работах. Уже в последующих, личных. Через видео всегда гораздо проще донести до зрителя то, что ты хочешь сказать. В видео ты можешь использовать массу вещей, которые ты не можешь использовать в фотографии, которые дают какие-то подсказки зрителю.
Е. Б.: Сейчас в своем ЖЖ ты тоже размещаешь такие видеоролики о своих работах?
П. Л.: Да.
Е. Б.: Ну, это действительно упрощает. Сейчас вообще тренд на видеоконтент. А как ты оцениваешь ЖЖ как платформу для своего проекта? Это просто платформа или что-то большее? Приносит ли она доход? Как ты ее используешь?
П. Л.: Потому что, видимо, она приносит какой-то доход, я и не могу ее пока бросить.
Е. Б.: Это да.
П. Л.: Мое поколение, те, кто родился в начале 80-х, помнят такую штуку, как вкладыши. Это был рубеж 80-90-х. Я считаю, что ЖЖ — это как вкладыши. Мы в какой-то момент наиграемся. Сейчас покажи кому-нибудь «Королевский Дональд», Turbo или Final90, это будет просто приступ ностальгии, но бумажка-то ничего не будет стоить. Также и вся эта фигня, — социальный капитал, какие-то рейтинги, и прочее, — пройдет пять-шесть, лет и это все немножко утихнет. Ну, дай бог, может быть, я ошибаюсь. Может быть, хорошо будет, если я ошибаюсь сейчас, потому что неизвестно, насколько я еще сам в этом задержусь.
Е. Б.: Я тебя, кстати, очень хорошо понимаю. Вроде как чемодан без ручки — уже, может быть, и надоело, но бросить жалко.
П. Л.: Да! Потому что я вижу, что это отнимает реально очень много сил и времени. Я затормаживаюсь в развитии в других направлениях. То, чему я мог бы себя посвятить, приносится в жертву поддержанию этого блога. А я просто люблю, чтобы у меня было красиво. Я как хорошая хозяйка, чтобы дом все время был в чистоте, как красивая женщина, чтобы все время марафет у нее был — неизвестно, когда новый кавалер появится. Так же и здесь, ты должен, чтобы все время у тебя было все надраено, все с первоклассным дизайном.
Е. Б.: А сколько времени у тебя уходит на подготовку одной публикации?
П. Л.: Если я это скажу, кто-то будет посчитает меня каким-то ЖЖ-задротом, а я не хочу, чтобы меня таким считали.
Е. Б.: Нет, просто очень часто люди считают, что блогер — это так, ты сходил, ты что-то пощелкал, пришел, за пять минут все выложил…
П. Л.: К сожалению, в большинстве случаев это так. То, что ты сейчас описала, — это традиционный блогер. Мне хочется, чтобы было больше какого-то креатива в ребятах.
Е. Б.: И сколько надо времени тратить, именно чтобы добиться качества?
П. Л.: 25 часов в сутки.
Е. Б.: Кошмар… Это нереально?
П. Л.: Нереально.
Е. Б.: А когда же ты успеваешь путешествовать, заниматься личной жизнью?
П. Л.: В оставшиеся три часа.
Е. Б.: А, у тебя их двадцать восемь?
П. Л.: Двадцать восемь.
Е. Б.: Супер! Хорошо, а ты бы сейчас посоветовал людям, которые пока еще не ведут блог? Завести его? Для чего им это?
П. Л.: Для чего им это? Вот это важный вопрос. Если они изначально это будут рассматривать как площадку для сбора денег, то на фиг это нужно? Таких пол «Живого журнала» сидит. Реально видно, когда человек смотрит на это как на пополнение своего кошелька. А есть те, кто с незапамятных времен ведут блоги, потому что для них это какой-то источник питания. Внутреннего питания, а не пополнения холодильника.
Е. Б.: Вдохновения, да. О’кей, и с чего начать?
П. Л.: А, все-таки вы решили начать?
Е. Б.: Да, человек понял, что его это будет вдохновлять, что он сможет развиться, к примеру, отточить свои навыки фотографии или письма, чтобы получить обратную связь, критику. Он решил начать вести блог.
П. Л.: Я считаю, начать надо, как и в любом деле, с выбора собственной ниши, с выбора авторского стиля, с того, что тебя будет отличать от других. Потому что миллион одинаковых клонов — зачем это нужно?
Е. Б.: Ну а как же клоны? Они зато популярные, сидят все в топе!
П. Л.: Но они, по сути-то, все равно клоны. Сидят в топе и что?
Е. Б.: А за счет чего они там? Значит «пипл хавает»?
П. Л.: «Пипл хавает». Значит, это низкий уровень аудитории.
Е. Б.: А у тебя высокий? Как ты оцениваешь?
П. Л.: А у меня такой же уровень аудитории. Просто у них больше этой аудитории, а у меня она чуть поменьше, вот и все.
Е. Б.: Ну, не такая уж у тебя маленькая аудитория.
П. Л.: Ну, не маленькая, да. Но все-таки за десять-то лет ведения ЖЖ можно было нормальную собрать.
Е. Б.: Да ладно! Ты опять прибедняешься, на самом деле.
П. Л.: Да, да.
Е. Б.: Хорошо. Давай посоветуем что-нибудь нашим зрителям напоследок, чтобы они понимали…
П. Л.: Что, все что ли? Я только пришел, а уже…
Е. Б.: У тебя, может быть, есть какие-то еще темы, которые ты бы хотел предложить?
П. Л.: Кому?
Е. Б.: Нашим зрителям.
П. Л.: Зрителям?
Е. Б.: Давай ты побудешь в роли ведущего.
П. Л.: Не-не-не, чего это я у тебя хлеб-то буду отбирать?
Е. Б.: Мне не жалко!
П. Л.: Это твоя уж роль.
Е. Б.: На самом деле мы уже полчасика-то разговариваем.
П. Л.: Ага, так.
Е. Б.: Давай посоветуем что-нибудь нашим зрителям. Стоит ли им заводить блог? Где бы ты сейчас предложил завести? Что ты думаешь про Instagram, например, Facebook, Twitter? Может быть, им стоит другую платформу выбрать и там создавать свои работы?
П. Л.: Я считаю, что они всё равно все взаимосвязаны. Ресурс типа ЖЖ всё равно имеет связи со всеми остальными. Я реально хотел бы, чтобы люди понимали, нужно ли им это. Чтобы делать реально крутую штуку из своего ЖЖ, надо очень много времени. Может быть, у них есть какие-то скрытые таланты к чему-то другому? Все-таки блогер — это хреновая профессия, несерьезная какая-то.
Е. Б.: Ты же понимаешь, что это просто мода. Десять лет назад было модно получать образование рекламщика, к примеру. Я пошла учиться на рекламщика. А сейчас модно быть блогером. Мне уже надоело быть блогером, но приходится.
П. Л.: Тогда пусть они думают о какой-то перспективе, что через десять лет будет нужно.
Е. Б.: Ну да. Через десять лет можно будет подтянуть какие-то другие скиллы.
П. Л.: Короче, нет у меня никаких пожеланий. Я просто не знаю.
Е. Б.: Не ходите, люди добрые, сюда!
П. Л.: Да нет, не то что… Просто каждая площадка, вообще каждая сфера в жизни — для людей, у которых реально к этому способность. Оценить, есть ли у тебя к этому способность, что нужно сегодня в «Живом журнале», невозможно.
Е. Б.: Кашпировского изображать не будем. Не будем людям говорить: «Вы блогеры! Вы можете быть блогерами!» Хорошо, спасибо тебе большое, Петр, что пришел! Я надеюсь, что мне еще удастся с тобой где-нибудь поболтать, посекретничать и потом рассказать еще больше о тебе. Спасибо и вам, дорогие телезрители! С вами была программа «Блог в деталях». Пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео