Регистрация

Негламурный блог с гламурным названием

0
0
3 918 0
Аудио Текст
25 марта 2014

Можно заработать в блогосфере на... музейной тематике? Антон Ярошенко завел «Глянцевый ЖЖурнал» и порассуждал на эту тему с Еленой Бурдюговой.

Из передачи вы узнаете:
— как появился «Глянцевый ЖЖурнал»;
— зачем нужен путеводитель по музеям;
— какие способы выйти в топ ЖЖ существуют;
— почему не нужно приравнивать блогеров к журналистам;
— и многое другое.

Елена Бурдюгова: Здравствуйте, дорогие телезрители! В эфире программа «Блог в деталях», и с вами Елена Бурдюгова. Принято считать, что для того, чтобы стать популярным блогером, необходимо залезть в катакомбы или отправиться на недельку в Антарктиду. Сегодня же мы поговорим с вами о более простых вещах, которые видит каждый, посещает каждый, но притом почему-то популярных блогеров в этой тематике крайне мало. У нас в гостях живой путеводитель по музеям мира Антон Ярошенко. Антон, привет!
Антон Ярошенко: Привет!

Антон Ярошенко, блогер antonio-j «Глянцевый ЖЖурнал».
Родился в 1982 году в СССР.
Не окончил МГТУ МАМИ, факультет АТ, «Дизайн средств транспорта».
Работал промдизайнером на фабриках, в студиях и рекламных агентствах.
В 2008 году завел блог antonio-j.livejournal.com с гламурным названием «Глянцевый ЖЖурнал».

Е. Б.: Я все-таки назвала тебя живым путеводителем, не удержалась!
А. Я.: А я не мертвый! Я же вот он!
Е. Б.: Скажи, пожалуйста, как тебе вообще пришла в голову идея писать именно о музеях?
А. Я.: Идея пришла очень просто — ее подсказали мои читатели. Однажды я рассказал про Эрмитаж. Мое мнение об Эрмитаже людям не понравилось, поэтому я решил показать другие музеи.
Е. Б.: А другие музеи им нравятся или они тоже больше придираются?
А. Я.: А к какому блогеру люди не придираются?
Е. Б.: Антон, я знаю, что ты рекламный фотограф. Тебе это как-то помогает в работе вообще? Может быть, тебя читают именно потому, что у тебя такие хорошие снимки из музеев?
А. Я.: Я не думаю, что у меня из музеев шикарные снимки, потому что это две абсолютно разные вещи. Блог — это одно, обычная работа — это другое. Я вообще не заморачиваюсь на самом деле по фотографиям.
Е. Б.: А что цепляет тогда?
А. Я.: Просто интересно.
Е. Б.: Интересные тексты?
А. Я.: Не знаю, интересные музеи.
Е. Б.: А ты как выбираешь музеи для своих репортажей?
А. Я.: Не знаю, наверное, тыкая в карту города.
Е. Б.: А ты в основном в Москве посещаешь музеи или предпочитаешь куда-то съездить?
А. Я.: Поскольку я живу в Москве, хотя не москвич и не россиянин, я начал ходить по музеям в Москве. Они, правда, исчерпали себя, и, естественно, теперь нужно ездить по различным городам. Где-то я бываю по делам, где-то я путешествую, и это уже обязанность перед читателями. Я просто в каждом городе стараюсь пойти в какой-нибудь музей.
Е. Б.: Но в целом ты собрал свою аудиторию еще до того, как начал куда-то выезжать, просто публикуя обзоры именно московских музеев?
А. Я.: Да, в основном так.
Е. Б.: Слушай, потрясающе! Я тоже публикую обзоры музеев, но у меня они почему-то не привлекают внимание аудитории. Работаешь ты как-то с аудиторией? Как ты раскручиваешь, может быть, свой журнал?
А. Я.: Нет, вообще ничего не делаю для этого. Они сами пришли и читают. Они, единственное, не всегда комментируют, хотя бывают иногда компрометирующие музеи. Недавно был музей «Поля чудес» — передачи, которая любима народом России. Ну и музей, видимо, люди также любят.
Е. Б.: Надо будет потом посмотреть. Значит, ты никаких специальных действий не предпринимаешь? А легко ли сделать из блога коммерческий проект?
А. Я.: Я думаю, абсолютно легко для любого интересного блога.
Е. Б.: Антон, но ведь многие люди пишут о музеях. Как же ты привлекаешь аудиторию именно к своему блогу?
А. Я.: В том-то и дело, что многие, но оказалось, что целенаправленно мало кто пишет. Именно поэтому я взял такую тему. Развивать как-то, специально накручивать я вообще не умею. Не знаю, как это делается. У меня нет времени почитать что-то на эту тему. Единственный момент: мне однажды в ЖЖ дали грант на продвижение этих музеев. Там вообще интересная история: они как раз ввели кучу инструментов, я все их инструменты попробовал, они меня позвали потом к себе, мол, расскажи, как они работают. Потому что они сами не представляют вообще, как работают их инструменты. Я целый отчет написал им по этому всему. Был такой опыт. Но не сильный это дало приход, потому что у меня уже была определенная аудитория. С точки зрения анализа, конечно, количества людей, да, для новичка это было бы очень интересно. Прибавление аудитории в 300-500 френдов — это да, интересно. А мне уже … Я не заметил большого прихода.
Е. Б.: Кстати, а попадают ли твои записи о музеях в топ?
А. Я.: Да.
Е. Б.: А ты используешь для этого какие-то специальные технологии? Мне, например, рассказывали про «мохнатки».
А. Я.: Про «мохнатки»… Нет, я не использую «сверхтехнологий», хотя экспериментировал с подобными вещами. Да, они работают. Специально к музеям я ничего такого не применяю, они попадают в топ сами по себе.
Е. Б.: Просто за счет аудитории? А какая у тебя аудитория подписчиков у блога?
А. Я.: Восемь тысяч.
Е. Б.: И сколько человек должно зайти в запись, чтобы она попала в топ?
А. Я.: Честно говоря, я не отслеживаю. Но сейчас там такой мухлеж.

У нас все стали украинцами вдруг, потому что ЖЖ ввел украинский рейтинг.

Е. Б.: Да.
А. Я.: И он, соответственно, отфильтровывает только тех, кто сказал, что живет на Украине. Получается, что он уплотняется к топу. И если указать им, что ты живешь на Украине, то ты вроде как в этом рейтинге впереди, а там первые 200 человек реально выгребают трафик, если они находятся в топ-200. Раньше рейтинг в ЖЖ считался по френдам. Соответственно, я был в топе, чуть ли не в топ-100, потом они все переколбасили, слетела belonika, очень много топовых блогеров послетало. Я тоже куда-то уехал. Появился этот топ Украины. И действительно, если ты в топ-200 рейтинга находишься, то дополнительный трафик оттуда какой-то да получаешь. Поэтому, если оказаться в топ-200 Украины именно по блогерам, тоже трафик какой-то идет. Поэтому все, кто эту тему заметил, быстренько стали украинцами.
Е. Б.: Там еще один тонкий момент: есть же топ именно Украины. Не блогеров, а записей. И его некоторые блогеры используют как платформу для скачка в обычный топ.
А. Я.: Да. И как только я сделался жителем Украины, хотя я на Украине был всего несколько раз…
Е. Б.: Не боишься ли ты, что нам сейчас ЖЖ все это дело прикроет быстренько?
А. Я.: Возможно, они хитрые такие ребята. Они сделали «Промо», по времени которое, и оно было два часа, потом они его уменьшили до часа. И как раз мы с ними беседовали по поводу всех этих инструментов. Там действительно эффективным является один час. Получается, еще один дополнительный час — это час некоей форы. Они сократили это «Промо» до часа, а я подумал, не из-за моих ли исследований они пришли к такому выводу.
Е. Б.: Давай поговорим о твоем блоге как о коммерческом проекте? Как тебе вообще пришла в голову идея работать с рекламодателями? Где ты их находишь?
А. Я.: Идея просто постучала в дверь и сказала: «Давай работать». И как раз таки она постучала именно с первым пришедшим рекламодателем, который обратился. Я начал работать по этой теме.
Е. Б.: А это музеи приходят к тебе или все-таки какие-то иные рекламодатели?
А. Я.: Нет, это не музеи. С музеями мы дружим, потому что любим друг друга и находим общий язык. А рекламодатели — это те, кому важно продвигать свою продукцию или товар.
Е. Б.: Случалось ли тебе обращаться в пресс-службу музея, чтобы попросить у них о какой-то закрытой экскурсии, показать какие-то неизвестные экспонаты обычным людям?
А. Я.: А я в принципе в музеи хожу по знакомству с владельцами или администрацией. И они, как правило, сами показывают интересные вещи. В Питере, например, в Музее Октябрьской железной дороги был вырезан кусок вагона с двумя купе, в которых ездила, не знаю, в советское время, может быть, верхушка партии. И они пустили меня в купе. Обычно там стоят такие двери из оргстекла, и они туда не пускают. Они пустили в купе, мы поснимали. У них между этими купе была душевая кабинка, в которую они сами никогда не попадали, потому что не могли ее открыть. Мы начали эту дверь ломать… Ну, не то чтобы ломать…
Е. Б.: Отковыривать.
А. Я.: Да.
Е. Б.: Так отковыряли в итоге?
А. Я.: Мы ее открыли. Причем мы ее открыли, чтобы поснимать, сделать там что-то такое. А работники музея сами туда, как дети, запрыгнули, они никогда не бывали в этой комнате, в этой душевой. Они сразу туда устремились, они были очень рады моему приходу в музей.
Е. Б.: Знаешь, мне, кстати, часто говорят, что вот, вам хорошо, у вас там связи. А скажи, пожалуйста, неужели ты родился знакомым с музейными владельцами? Или все-таки ты им пишешь, обращаешься к ним?
А. Я.: Вообще никаких проблем. По-моему, никто ни от кого никогда не прятался, не прячется, все люди открытые, добрые. Есть пара музеев «с тараканами», но есть и есть, и ладно. А все остальные абсолютно дружелюбные. И с людьми, которые там работают в пресс-службах, мы общаемся до сих пор. Например, Ваня Калюжный сейчас директор по маркетингу в SUP, а раньше он занимался пиаром Музея техники Вадима Задорожного. Так мы познакомились.
Е. Б.: Антон, ведь блог — это не развлечение, а серьезная работа. Сколько времени ты тратишь на подготовку своих материалов?
А. Я.: Изначально блог был развлечением, а потом это стало серьезной работой. И серьезной работой это стало, потому что накопилось большое количество читателей, которые ждут от тебя новых музеев. Просто нужно это делать.
Е. Б.: А твоя работа как-то связана с блогом? Ты работаешь рекламным фотографом. Ты наверняка снимаешь интересные фотосессии. Делишься ли ты ими с читателями или это остается закрытой информацией?
А. Я.: Я редко делюсь. Я изначально не стал помещать в блоге что-то связанное с работой. Иногда делюсь. Понимаю, что нужно больше рассказывать. Я даже спрашивал у читателей: интересно ли? Естественно, всем интересно.
Е. Б.: Мне было бы жутко интересно как рекламщику.
А. Я.: Надо просто заставить себя. Это новый формат. Любая тема в блоге — это какой-то формат. Те же музеи: к ним нужно подготовиться, внедрить этот формат и постоянно им заниматься — писать себе план работы какой-то определенной по музеям и т. д.
Е. Б.: Как путешествия влияют на блог? Можно ли из этого сделать какие-то кейсы? И насколько рекламодателям выгодно куда-то возить блогеров?
А. Я.: Я знаю, что есть блогеры, которые ездят в пресс-туры. Я именно путешествие предлагаю как определенный кейс, формат рекламы. Просто есть определенная разница между обычными постами у блогера и путешествиями. Блог можно сравнить с телевидением, например, или с печатными изданиями, где тоже заказывают рекламу. Например, заказали рекламный ролик в прайм-тайм, например в «Вечернем Урганте», запустили его, ждем результата. Он не отработает. Он должен повторяться, он должен мелькать, на щитах появляться где-то, в печати и т. д. В блогосфере примерно так же, точно такой же формат, как телевидение, как другие массмедиа. Соответственно, рекламодателю нужно делать серию постов, прорабатывать определенные кейсы. На телевидении мы один раз ролик сняли и загнали его в одинаковом количестве, человек это воспринимает. А здесь никто не поймет, если у нас в течение месяца будет четыре одинаковых поста. Это никому не надо. Нужно прорабатывать какой-то кейс. Поэтому рекламодателю, допустим, интересно внедриться в такое путешествие, которое длится в течение месяца. У меня после этого идет музейная серия, в которой я тоже публикую ссылки на рекламодателей. И таким образом получается, что их присутствие растягивается. Там, соответственно, может быть product placement какой-то, в путешествие едет какой-то товар, полезный для путешественников, услуга какая-то. Это получается долгоиграющий проект.
Е. Б.: А где ты таких находишь? Ты составил какую-то презентацию или как? Потому что у меня не получается найти тех, кто будет именно спонсорами каких-то поездок.
А. Я.: Естественно, у каждого проекта должна быть презентация, иначе ты просто его не покажешь, не продашь. А презентация проекта начинается с азов. У меня была художественная школа, потом художественное образование, всегда заставляли защищать проекты. Любой проект, который ты делаешь, ты должен как-то показать, защитить. Точно так же делаю я… Я не пишу много, собираю всё основное. У меня есть небольшая презентация, которая умещается на двух листах, один из которых — карта маршрута. Всем интересующимся я могу показать выжимку, что у нас получается. А как они находятся? Я работаю с агентствами. Агентства что-то предлагают своим клиентам, ну и люди сами приходят. Когда блог читаемый, можно разместить какую-то информацию о том, что ты готовишься к путешествию, и люди начинают этим интересоваться.
Е. Б.: Сам ты никогда никому не пишешь, в какие-то компании напрямую, брендам?
А. Я.: Иногда я обращаюсь к таким, когда мне интересны какие-то определенные компании, какие-то определенные интересные бренды. И когда я сам вижу, например, что этот кейс отлично подходит именно для этой компании.
Е. Б.: И как они реагируют?
А. Я.: Всегда положительно.
Е. Б.: Кстати, мы упоминали о блогерах, СМИ, журналистике, телевидении… У меня сразу всплыл вопрос: а можно ли блогера считать журналистом? Журналисты как-то этому не очень рады.
А. Я.: Журналисты не рады по другой причине. Журналисты не рады, потому что блогеры — не профессиональные журналисты, хотя профессиональность некоторых журналистов тоже можно поставить под вопрос. Сейчас все очень живо обсуждают тему законодательства.

Блогерам многим, мне кажется, хочется стать именно «я СМИ», «я журналист», потому что его где-то не полюбили, недолюбили, выгнали и прогнали, а он такой хороший, «а я хочу СМИ, чтобы со мной считались». Это плохо, это неправильно.

Я с журналистами обсуждал эту тему. Почему это плохо? Это плохо для самих же блогеров. В блогосфере все пытаются, — кто-то с умом, кто-то без ума, — зарабатывать. Кто-то именно пытается зарабатывать, а кто-то делает что-то хорошо, и у него получается. К блогерам приходят именно потому, что они не СМИ. В СМИ есть определенные жесткие рамки. Например, у алкогольной продукции в России вообще руки связаны, поэтому они приходят к блогерам. Потому что блогеры — такие развязные ребята, они никем не контролируются, они веселые парни и готовы рекламировать. Как только на блогеров наложат какой-то закон и заставят их подчиняться, от них уйдут рекламодатели. А зачем? Зачем ему платить блогерам? Блогеры — это определенная среда, определенное медийное пространство, такое же, как, допустим, телевидение. Но у телевидения в разы больше аудитория. В блоги просто приходят, потому что нужно присутствовать на этом пространстве. Как только это пространство попадет под те же ограничения, под которые попадает и телевидение, рекламодатель скажет: «А зачем я буду идти сюда, если у меня там эффект больше?»
Е. Б.: Интересно. Хорошая мысль, надо будет ее обдумать.
А. Я.: Собственно, поэтому ни в коем случае блоги не нужно просчитывать, как СМИ. С другой стороны, тут очень много проблем. Например, я. Я иностранный гражданин, пишу на американском сайте. Какое ко мне имеет отношение российский закон «О СМИ»? Абсолютно никакого. Опять же, они пытаются обсуждать аккредитацию для блогеров. Хорошо. Аккредитацию чего? Аккредитацию мероприятий? Что блогеры, что СМИ получают… Абсолютно никак власть в этом не участвует. Они имеют в виду регистрацию именно как СМИ. Но мы возвращаемся к тому, что если у нас блогеры начинают регистрироваться как СМИ, интерес рекламодателей пропадает. Блогосфера как медийный коммерческий продукт умрет.
Е. Б.: А что бы ты вообще посоветовал молодым блогерам для своего развития?
А. Я.: Писать интересно, я думаю.
Е. Б.: А как? Понимаешь, это легко сказать: «Пишите интересно». А как писать интересно? Как найти свою нишу?
А. Я.: Когда я учился в институте, на «транспортном дизайне», мы обсуждали, сколько автомобилей уже придумано. Что еще, что еще? Тем не менее каждый год выпускаются новые автомобили, и каждый год все смотрят на это: «Ах, неужели это можно было придумать?» И действительно, это можно придумать. Поэтому интересные темы неисчерпаемы. Они есть, где-то витают…
Е. Б.: Надо просто поймать свою птицу счастья.
А. Я.: Да. Кажется, что ой, как сложно, как сложно, а потом, когда появляется какой-то человек, который пишет что-то интересно, все возникают: «Во, а как это у него получилось?»
Е. Б.: Твоя музейная тема для меня как «Черный квадрат» Малевича. Я не понимаю, как на этом можно привлечь аудиторию и зарабатывать!
А. Я.: Ну, получилось же. Я первый год искал, о чем писать. О рекламе? У меня есть рекламные принты, рекламные ролики какие-то. Не то чтобы сверхобзоры, но когда-то возникли эти форматы, они просто есть. Когда я людей спрашиваю, а не убрать ли, не заменить ли на что-то, читатели мне говорят, что не надо, интересно. Люди смотрят, людям интересно. Заменять на что-то — это нужно придумывать новые форматы. В принципе, как в любом журнале, есть какая-то колонка, ее ведут, и чтобы ее заменить, нужно, соответственно, подготовиться, какой-то план придумать.
Е. Б.: Я очень рада, что тебе удалось найти свою тему. Спасибо тебе большое, что пришел к нам в гости. Пока!
А. Я.: Всё, пока!
Е. Б.: До свидания, дорогие телезрители! я вами была программа «Блог в деталях» и я, Елена Бурдюгова. Пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео