Регистрация

Anews: с миру по инфоповоду

4
0
299 0
Аудио Текст
27 июля 2015

Мы знаем, что агрегаторы новостей предоставляют читателям удобство и оперативность. А что агрегаторы могут предложить самим СМИ и их рекламодателям? Об этом телеканалу SeoPult.TV рассказывает генеральный директор компании Anews Вячеслав Масенков.

Из передачи вы узнаете:
— с чего началась эра новостных агрегаторов;
— на чем зарабатывают новостные агрегаторы;
— как агрегировать и доносить до аудитории платный контент;
— сколько трафика может получить СМИ с агрегаторов;
— возможна ли персонализированная подача новостей;
— и многое другое.

Anews: с миру по инфоповоду

Мы знаем, что агрегаторы новостей предоставляют читателям удобство и оперативность. А что агрегаторы могут предложить самим СМИ и их рекламодателям? Об этом телеканалу SeoPult.TV рассказывает генеральный директор компании Anews Вячеслав Масенков.

Вячеслав Масенков, генеральный директор компании Anews.
Родился в 1973 году в городе Невинномысск.
Обучался в Московском физико-техническом институте (прикладная математика).
В 1999 году окончил Высшую школу экономики (финансы).
Кандидат технических наук.
В 2005-2013 годах — генеральный директор информационного агентства РБК.
В 2013 году стал генеральным директором компании Anews.


Сергей Иванов: Начнем с истории и попытаемся вспомнить, когда начался бум новостных агрегаторов. Мне кажется, отправной точкой было закрытие Google Reader. Люди срочно начали думать, куда перекинуть свою выпестованную годами RSS-ленту.
Вячеслав Масенков: Пожалуй, так и есть. До того существовало определенное количество новостных агрегаторов, но они были относительно маргинальными и предназначались для узких целевых групп: гиков, программистов и т. д. Всем хватало RSS-ленты. И когда закрылся Google Reader, совершил феноменальный скачок Feedly: он очень удачно забрал практически всю аудиторию.
С. И.:
«У кого лента пропадает, идите к нам» — так, по-моему, они и агитировали.
В. М.: Да, у них за месяц, если не ошибаюсь, на 10 млн человек приросла сразу же аудитория. Но существовал также Flipboard, у которого на тот момент уже была какая-то аудитория и который неплохо развивался. Тогда, в 2011-2012 годах, агрегаторы и пошли в массы.
С. И.:
На дворе 2015 год. Есть у тебя какие-нибудь цифры, позволяющие оценить, какую долю медиаконтента пользователи потребляют через агрегаторы?
В. М.: Согласно статистике по новостным мобильным приложениям, у Flipboard на текущий момент порядка 200-220 млн загрузок по миру. Самое интересное, что если три-четыре года назад в первую десятку входили один-два новостных агрегатора, то сейчас среди топ-10 или топ-15 их около половины. Более того, часть новостных агрегаторов типа BuzzFeed или Huffington Post превратилась в полноценные new media, хотя классическая журналистика их не любит относить к медиа.

В итоге на Западе примерно 30% новостной информации потребляется сейчас через агрегаторы.

С. И.: На таком фоне остро стоит вопрос открутки рекламы через агрегаторы…
В. М.: Я бы не сказал. Если мы посмотрим на Feedly, Flipboard, наши российские агрегаторы, то увидим, что рекламы там мало — практически нет. Не готов согласиться с тем, что агрегаторы отнимают долю рекламного рынка у классических СМИ. Возможно, с одной стороны, они взяли на себя часть трафика, с другой — отдают трафик обратно СМИ, так что еще большой вопрос, кто кому помогает. Люди действительно начали читать новости через агрегаторы, но медиа получают от последних — в нашем случае точно — неплохой трафик.
С. И.: Давай посмотрим на вопрос с другой стороны. Что теряют СМИ, чурающиеся сотрудничества с агрегаторами? Есть у тебя примеры российских или западных медиа, которые наотрез отказываются иметь с ними дело?
В. М.: У нас таких нет. Более того, когда мы только начинали, я опасался, что некоторые крупные отечественные СМИ не захотят с нами сотрудничать. Тем не менее плюсы, в частности приток трафика — а обозримом будущем, думаю, будет и плюс в виде revenue sharing, — для них, как показывает практика, аргумент весомый.
С. И.: Наверное, да, за вычетом маргинальных случаев. Помню скандальную историю с Surfing Bird, когда сервис решил замкнуть трафик на себя…
В. М.: Там немножко другая история. Они, конечно, агрегатор в том смысле, что забирают весь контент у СМИ и ничего не дают взамен. У нас другая модель. Мы отдает трафик медиа, поэтому конфликта интересов нет.?
С. И.: А как обычно у агрегаторов формируется пул предлагаемых изданий? Мы говорили о Flipboard, Feedly и третьем, очень крупном, установленном на всех Android-телефонах агрегаторе, у которых действительно очень невелик выбор русскоязычных источников: все те же «Популярная механика», Men’s Health, «Комсомольская правда» и т. д. У вас выбор шире. За счет чего?
В. М.: Мы с самого начала выбрали немножко другую модель. Мы исходили из того, что должен быть каталог отобранных нашими специалистами изданий, которые интересны локальному пользователю. Anews, кстати, не только в России работает, он и на другие языки локализован. И в каждой стране мы стараемся вручную просеять те издания, которые представлены на местном рынке, и понять, что там наиболее популярно и востребовано. В России мы точно так же начали с источников, с нашей точки зрения наиболее интересных отечественным пользователям. И наверное, это одна из причин нашей популярности с первых дней запуска: люди сразу же нашли у нас привлекающие их издания.
В настоящее время мы локализованы на английский, французский, украинский и шведский. А примерно неделю как еще и на португальский.
С. И.: Как-то различается по странам соцдем аудитории, медийные предпочтения потребителей?
В. М.: В России и близлежащих странах, в первую очередь Украине, Белоруссии и Казахстане, находится наша крупнейшая аудитория. Далее по величине следуют США. Самые любопытные различия — в долях пользователей iPhone и Android. У нас в России, например, на Android преимущественно мужская аудитория — почти 90%, тогда как на iPhone всего 60% мужчин. В Штатах наоборот: там iPhone — это мужская аудитория, а Android — территория женщин.?
С. И.: Ваш сервис полностью прозрачен в плане рекламного инвентаря для СМИ, с которыми вы сотрудничаете?
В. М.: У нас сейчас нет модели revenue sharing, поэтому такого вопроса не возникает. Лишь недавно мы начали размещать рекламу: первая у нас появилась в конце осени 2014 года. Пока ведем тесты. Не хотим перегружать пользователя большим объемом рекламы.
С. И.: Каким путем вы двигаетесь? Сделали ставку на размещение рекламы в самой ленте агрегатора?
В. М.: Это сайты в самой новостной ленте. Более того, у нас, кроме мобильного приложения, есть сайт, который мы около месяца назад существенно обновили, поменяв всю его концепцию: подачу информации, визуализацию и т. д. У нас большая часть рекламных заходов, как ни странно, пока приходится именно на сайт.?
С. И.: Вы свою рекламу на данный момент практически не откручиваете. А сами СМИ с вами не делятся доходами от рекламы? Вы же им пригоняете трафик. Каковы условия вашего сотрудничества с медиа?
В. М.: У нас своего рода молчаливое соглашение: мы вам — контент, вы нам — трафик. Все довольны, претензий нет. Постепенно мы начинаем с отдельными крупными СМИ договариваться персонально: например, они нам предоставляют больше контента, а мы, наверное, будем с ними делиться [доходами от рекламы].?
С. И.: Это видится логичным шагом: так сейчас многие делают.
В. М.: Да, шаг логичный. Просто сейчас объем рекламы, приходящейся на отдельно взятое СМИ, мал, отчего смысла торговаться нет.
С. И.: Вы же работаете со СМИ, использующими модель подписки? По какой модели?
В. М.: Ровно по такой же. «Дождя», скажем, у нас нет.?
С. И.: Slon.ru, «Ведомости»?
В. М.: Slon.ru и «Ведомости» есть, но, к сожалению, пока у них и им подобных не решена одна проблема. С ней мы сталкиваемся и на западных рынках: у таких СМИ действует ограничение на бесплатное число просмотров новостей. Но у нас есть ее решение, и скоро мы его применим.?
С. И.: У вас есть какой-нибудь красивый кейс? Допустим, у какого-то издания до сотрудничества с Anews с трафиком было не очень хорошо, а после заключения партнерства с вами дело пошло на лад?
В. М.: Такой кейс вряд ли можно привести. Ведь мы агрегатор, источников очень много, и, конечно же, внимание пользователей размазывается большим слоем по массе СМИ. Большая часть трафика приходится на самые крупные, самые известные ресурсы. Для медиа с посещаемостью 1 млн уников в день несколько десятков тысяч человек — доля, не делающая погоды.
Если же говорить про маленькие СМИ, такие площадки у нас среди партнеров имеются. Не знаю, хотели бы они, чтобы я их называл, но можно посмотреть, какие сайты такого рода попадают у нас в главную ленту (она, естественно, дает СМИ наибольший трафик). Это молодые интересные медиа с несколькими тысячами посетителей в день, и благодаря подключению к нам они имеют не постоянный рост трафика, но хорошие всплески посещаемости. Им сотрудничество с Anews действительно полезно.
С. И.: К международной экспансии. Я знаю, что на США у вас работает отдельная редакция. А как с Францией, Швецией, Украиной и другими странами?
В. М.: У нас на Украине, условно говоря, франшиза, а для других стран отдельных редакций нет. В ближайшие месяцы мы запустимся в странах Латинской Америки, и там у нас своя редакция уже сформирована, она работает в тестовом режиме.
С. И.:
Какие цифры называют вам рекламодатели? Часто у себя в студии мы слышали, как представители рекламодателей или сейл-хаузов, например Gazprom Media Digital, говорят: как только ваша аудитория достигает 150 тыс., 500 тыс., 1 млн, 1,5 млн, тогда есть резон вести разговор о планомерном сотрудничестве по части рекламы.
В. М.:
Интерес возникает начиная с 100 тыс. пользователей и с 1 млн показов в день. Это цифры, которые уже реально продавать. Вопрос в другом. Мы же не можем быть площадкой для одного заказчика. Агентству вообще не интересно работать с площадкой, которая не способна предоставить нужный объем инвентаря. В случае прямых продаж мы тоже не можем отдать весь инвентарь под один бренд. Зависимость здесь обоюдная.
С. И.:
Планируете ли вы реализовать в своем рекомендательном сервисе удаление дублирующейся информации?
В. М.:
Мы много думали и думаем над этой проблемой. Прежде всего, мы сами страдаем от нее, поскольку сами все активные потребители своего сервиса и дубли нам не по душе. Вообще, у ведущих новостных и технологических СМИ на 80% повестка дня пересекается, поэтому дубли сплошь и рядом.
Но возникает риск. Допустим, вы подписаны на «Ведомости» и «Коммерсант». Какая-то тема освещена сегодня и там и там. Кого оставить, кого убрать? Устраним мы из ленты материал «Коммерсанта», потому что в «Ведомостях» тема раскрыта лучше, но тогда мы уже ведем себя не вполне как агрегатор. И тот, кто подписался через Anews на «Коммерсант», хотел бы видеть всю ленту «Коммерсанта», а не нашу субъективную нарезку. Поэтому мы пошли по другому пути. Если пользователь подписывается на ленты отдельных источников, они предстают перед ним в первозданном виде. Если он подписался на десять технологических СМИ, а сегодня был куплен Flipboard и все десять про это событие написали, значит, он увидит во всех десяти лентах соответствующую новость. Мы делать ничего не будем. Но существует главная лента Anews, и сейчас мы работаем над курированием контента: с помощью определения «веса» публикации, с помощью ряда алгоритмов пользователю будут показываться те или иные новости. Скажем, мы понимаем, что человек увлечен технологической темой, активно за ней следит (а у нас огромные возможности по мониторингу, ведь есть лайки, шэры, время просмотра одной новости, число новостей, просматриваемых пользователем в той или иной категории и т. д.), и тогда мы покажем ему в новостях ту единственную новость про Flipboard, которая, на наш взгляд, является лучшей.?
С. И.: Возникает заманчивая возможность манипуляции рекомендательным весом: можно подмешивать контент от того или иного издания в ленты.
В. М.: Теоретически да. Издания хотят быть как можно лучше представленными в аргегаторе, готовы за это платить. Однако существует риск, что подобные манипуляции приведут к деградации сервиса.
С. И.: И оттолкнут от вас другие издания.
В. М.: Да. Но все-таки мы работаем в первую очередь для пользователей и считаем, что это оттолкнет от нас в первую очередь нашу аудиторию. Если людям нравится один источник, а они все время видят другой, наверное, им рано или поздно захочется перейти в другой агрегатор, без подобного манипулирования. Поэтому мы в числе прочего задаемся целью отсекать дубли, если имеется несколько новостей на одну и ту же тему, автоматически или вручную. На данный момент у нас преобладает ручная работа, но скоро внедрим автоматические методы. Стремимся выбирать новость, которая больше, интереснее, содержит фотографии более высокого качества…?
С. И.: Ближе к первоисточнику.
В. М.: Да. Новость от того, кто лучше всех сумеет ее осветит.
С. И.: Хотелось бы понять, какой потенциал разглядели в Anews инвесторы, которые вложили в него 4,3$ млн. Каких показателей вам нужно достигнуть и в какой срок? Когда запланирован выход на прибыль?
В. М.: Контентный проект — это чаще всего игра вдолгую. Не из тех начинаний, что окупаются за один год и становятся безумно прибыльными. Вместе с тем очень многие аналитики во всем мире говорят о том, что контент-проекты, возможно, одна из самых интересных историй для инвесторов, смотрящих вперед. Пользователи потребляют контент в огромных количествах с утра до вечера, уткнувшись в телефоны. Это точка взаимодействия с человеком на протяжении эдак двадцати часов в сутки. Важно угадать, чего хочет пользователь, правильно ему показать это. Мы сосредоточены как раз на том, чтобы нащупать тот баланс контента, визуализации, который будет по нраву аудитории. Наверное, мы к нему приблизились, потому что за два неполных года работы набрали больше 3 млн установок на телефоны. В начале беседы мы говорили о 200-220 млн инсталлов у Flipboard…?
С. И.: …который привлек 50$ млн инвестиций в 2015 году.
В. М.: Но взглянем на следующие позиции.

У Feedly всего 15 млн установок. У NewsRepublic и того меньше — 6 млн. И на таком фоне наши 3 млн смотрятся уже впечатляюще.

В мировом масштабе по числу инсталлов мы входим в первую десятку агрегаторов. И когда мы будем действовать на других рынках более активно, эта цифра, уверен, начнет достаточно быстро увеличиваться.
Инвесторов, само собой, интересуют в первую очередь монетизация и международная экспансия. В России на сегодняшний день монетизация в медиа, как мы все понимаем, несколько затруднена из-за общественно-политической и экономической ситуации.
С. И.: …ввиду чего необходимо выходить на другие рынки.
В. М.: Да. Поэтому мы все-таки пойдем на зарубежные рынки. Там крайне интересно. В той же Латинской Америке огромная аудитория. Они очень любят мобильные телефоны, очень любят лайкать и шэрить, общаться через соцсети, активно потребляют новости (как, между прочим, и в Испании и Италии). И рынок у них в меньшей степени зарегулирован. В Европе же постоянно идет борьба традиционных СМИ с агрегаторами, с поисковиками.?
С. И.: Хорошо хоть, в отличие от водителей парижских такси, никто не будет бить окна, как били машинам Uber из-за его действий на французском рынке. Ну, наверное.
В. М.: Окна не бьют. Но, в конце концов, агрегация — везде: в транспорте, музыке, новостях. Она проникает повсеместно, и тренд вряд ли можно остановить. Бороться с ним не имеет смысла.?
С. И.: А нет ли у вас планов по расширению агрегации на базе созданных технологий? Например, взяться за видеоконтент.
В. М.: Мы уже сейчас агрегируем в более широком смысле. И с самого начала делали сервис, который агрегирует не только «контент газет». У нас есть возможность подключать паблики, группы, блоги. И наше изначальное название — «Anews: все новости и блоги». Очень много — и будет еще больше — популярных блогов, которые можно читать через нас, и пользователи их с удовольствием читают. Мы в эту сторону идем.
С. И.: Вячеслав Масенков, генеральный директор новостного агрегатора Anews, был сегодня у нас в гостях. Это была программа «Бизнес Online», с вами был Сергей Иванов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео