Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Amplifr: не лайком единым

4
0
455 0
Аудио Текст
9 июля 2015

Всегда ли успех кампании можно померить в лайках и репостах? В аналитике и отчетности в SMM мы разбираемся вместе с руководителем сервиса Amplifr Натом Гаджибалаевым.

Из передачи вы узнаете:
— кому нужна автоматизация активности в соцсетях;
— как выбрать социальные каналы продвижения в зависимости от типа бизнеса;
— какие ошибки чаще всего совершаются при оценке метрик соцсетей;
— в какой степени продвижение в соцсетях поддается автоматизации;
— и многое другое.

Amplifr: не лайком единым

Всегда ли успех кампании можно померить в лайках и репостах? В аналитике и отчетности в SMM мы разбираемся вместе с руководителем сервиса Amplifr Натом Гаджибалаевым.

Нат Гаджибалаев, руководитель сервиса Amplifr.
Родился в 1988 году в Москве.
В 2012 году окончил Московский авиационный институт (прикладная математика).
В 2009-2011 годах — менеджер по маркетингу компании «Оверсан».
В 2009-2011 годах — продакт-менеджер компании Scalaxy.
С 2010 года — менеджер по развитию бизнеса компании Evil Martians.
В 2012 году стал основателем сервиса Amplifr.


С. И.: Я опять ошибся с ударением, я назвал ваш сервис «Амплифер», а не «Амплифер», но все дело в том, что вы так хипстерски пишетесь, что, наверное, ударение можно ставить всякое, я прав?
Н. Г.: Да, абсолютно.
Сергей Иванов: Итак, года назад ты запустил Amplifr, который совмещает в себе систему публикации контента и сервис отчетности в соцсетях. Все правильно?
Нат Гаджибалаев: Да.
С. И.: Расскажи подробнее. Я ведь не так хорошо его знаю, как ты, человек-создатель.
Н. Г.: Это сервис для планирования и организации работы с соцсетями — для публикаций, для работы с контентом и для улучшения этой работы каждую неделю. Дело в том, что есть два подхода к работе с аналитикой в соцсетях в принципе, и есть два подхода к SMM. Есть агентства, которые обслуживают большие бренды, FMCG и т. д. У них нет задачи сделать кампанию хорошо, по большому счету. У них есть задача выиграть следующий тендер.
С. И.: Хорошая ремарочка.
Н. Г.: И главная их задача в смысле ежедневной и еженедельной работы это подготовить отчет. Как правило, они делают презентации. Это большой рынок по деньгам, странный по конкуренции. Мы пока туда не добежали. Но есть много классных небольших компаний, — это те компании, которые смотрят вас, которые подписаны в 90-тысячной рассылке «Мегаплана», что угодно еще, — и они в соцсетях или есть, или хотят быть, потому что соцсети вроде бы нужны. А что делать, непонятно. И как мерить, непонятно. И как улучшить, непонятно. И здесь есть несколько сценариев. Отдельный человек сам публикует, что-то делает, потом понимает, что времени не хватает, что публиковать, непонятно, и т. д. И он за помощью приходит в такие сервисы, как наш.
С. И.: Давай тогда перейдем к пулу клиентов, чтобы наши зрители разобрались. У вас пул клиентов очень быстро растет, но количество платящих, тем не менее, остается очень небольшим. У вас же нет бесплатного тарифа, но есть пробный период. Правильно ли я понимаю, что тот пул, который растет, — по-моему, 5 тыс. человек у вас сейчас, да?
Н. Г.: На сегодняшний день 7,2 тыс. с лишним регистраций.
С. И.: Это именно регистрации?
Н. Г.: Да, это не значит, что они активные.
С. И.: Кто-то попробовал и ушел?
Н. Г.: Да, большинство, естественно.
С. И.: С чем ты это связываешь? И что вы предпринимаете, для того чтобы замотивировать пользователя, привязать его, сделать лояльным?
Н. Г.: Все метрики у нас достаточно открытые, раз в несколько месяцев мы выкладываем статью о них. Можно будет сделать подборочку свежего для вас. Сейчас у нас больше 7 тыс. регистраций, и активный «хвост» за последний месяц — по-моему, 1100 или что-то подобное. Это значит, что 1100 людей за последний месяц открывали Amplifr. Из них платящих пользователей — 400 с лишним, а платящих аккаунтов, то есть бухгалтерских, грубо говоря, учеток — 173, если я не ошибаюсь. Это ничтожно мало.
С. И.: Да.
Н. Г.: При этом конверсия из человека, который попал в админку, в человека, который заплатил нам деньги, из триального в платящего, за последний месяц — по-моему, 3,5%. В апреле было 2,2%.
С. И.: Ага, прогресс налицо.
Н. Г.: Это означает, что у нас все еще достаточно плохо. Я не уверен в том, какой показатель хороший. Кто-то считает, что хороший показатель по западному рынку, — типа 10-15%, для известного крупного SaaS-сервиса. Какой показатель хороший в России, я понятия не имею. Мне понятно, что на 5% мне уже хорошо, на 10% — вообще отлично. Это какая-то точка, куда мы идем.
С. И.: А может быть, экстенсивный путь был бы приемлем? У вас было бы, например, 100 тыс. зарегистрированных и уже 3,5…
Н. Г.: Это вопрос цены привлечения. Пока я могу получать аудиторию условно бесплатно… То есть любой канал привлечения реальных пользователей на самом деле сколько-то стоит. У редактора, который в штате пишет статьи, есть зарплата, и у него есть количество людей, которые за месяц пришли из блога. Соответственно, стоимость привлечения — это его зарплата, разделенная на количество людей. Кстати, это для нас самый дешевый канал. Там получается доллар с лишним за триального.
С. И.: Специфическая аудитория — специфические способы привлечения. Тогда давай поговорим о том, кто ваши платящие клиенты. Это фрилансеры, это СМИ, кто это?
Н. Г.: Мы видим несколько таких кусочков. Первый кусок — это интернет-медиа, можно сказать, что в том числе СМИ. У СМИ своя специфика, они не могут планировать контент на две недели вперед. Они «новостники», у них каждый день что-то новое. Медиа — вполне себе. То есть The Village — это яркое СМИ, им нужно постоянно публиковать.
С. И.: Они ваши клиенты?
Н. Г.: Да.
С. И.: Надо хвастаться этим, не надо скрывать.
Н. Г.: Какие-нибудь нишевым, «околохипстерским» медиапроектам не так критично — они могут расставить контент на несколько недель вперед.
С. И.: То есть горизонт планирования, для того чтобы эффективно работать в вашем интерфейсе, не менее двух недель, да?
Н. Г.: На самом деле это отдельная штука, как мы продаем себя клиентам.
С. И.: Хорошо, давай вернемся к ней позже. Я просто сделал заметку, для того чтобы не забыть потом. Итак, про клиентов: а сотрудники SMM-отделов компаний?
Н. Г.: Вот! Смотри, есть медиа, и есть такой яркий сегмент — это издательства журналов. Это, по сути, тоже медиа, у них корни из офлайна. Их полно, у них обычно огромная свалка контента. Есть новые интернет-бизнесмены, которые ведут паблики. У них горизонт планирования еще больше. Контента у них просто валом, они его не то чтобы сами пишут. Там идея в том, чтобы «что-то взял и запубликовал». Есть SMM-фрилансеры. Их меньше, потому что структура рынка что в ведущих пабликах, что у фрилансеров такая: есть премиальные чуваки, которые работают дороже рынка, есть чуваки, которые пытаются на всем экономить. Есть огромная категория людей, которые предпочитают пользоваться нашими бесплатными аналогами и все делать руками, мириться с какими-то ошибками, мириться с не всегда правильной работой, зато бесплатно. Это, мне кажется, примерно то, что имел в виду Смолянов год назад, когда говорил, что дело, в общем, не в сервисах. Есть самостоятельные компании, среди них есть офлайновые компании. У нас, по-моему, уже три компании, которые просто продают цветы, притом не в Москве, — постят букеты. Есть компании в интернете — есть интернет-сервисы, есть интернет-магазины. Самые яркие сегменты, которые я вижу, — это все-таки медиа, e-commerce и разношерстный офлайн — кафе и «цветочники», в основном. Почему именно они, я не понимаю, но именно их я часто вижу перед глазами.
С. И.: Давай разберемся тогда с тем, как клиенты пользуются сервисом. Итак, насколько я знаю, вы берете 5$ за страничку, правильно?
Н. Г.: Да.
С. И.: Но при этом сама суть и смысл сервиса заключается в том, что вы используете продвижение сразу по нескольким каналам. Мы как раз забыли их перечислить в самом начале, определяя сервис. У вас это Facebook, «ВКонтакте», правильно?
Н. Г.: Facebook, «ВКонтакте», Twitter, «Одноклассники», «Мой Мир» мы сейчас прикручиваем. И из Instagram мы качаем только статистику. До недавнего времени у нас отлично работал LinkedIn, потом LinkedIn сказал: «Вы знаете, ребята, всё».
С. И.: Ну, многие считают его анахроничным и даже умирающим сервисом с этими его «блогопостами», которые никто не читает. Так что не будем о нем печалиться. А давай поговорим о том, какой микс этих каналов используется. Рекомендуете ли вы, либо сами клиенты выбирают некий микс, либо они сразу выбирают один-два канала и на них основной акцент делают?
Н. Г.: Там интересная штука. У нас средний чек, по-моему, 21-22$ с платящего аккаунта, но при этом количество аккаунтов — 2, 3, 4, а у кого-то 30. Кто-то пришел с агентством, одно-два агентства, и они заряжают сразу много. Естественно, больше всего «ВКонтакте», на втором месте то ли Facebook, то ли «Одноклассники», и дальше плетется Twitter. Twitter меньше вероятно потому, что компании меньше пользуются Twitter. А «частники» у нас есть, но их не так много — человек пять, мне кажется.
С. И.: Ну а сочетания какие?
Н. Г.: Есть частое сочетание «ВКонтакте» и «Одноклассников», и «ВКонтакте» и Facebook.
С. И.: А какое из этих сочетаний, это лично мне интересно, более популярно — «ВКонтакте» и «Одноклассников» или «ВКонтакте» и Facebook?
Н. Г.: Я думаю, что «ВКонтакте» и Facebook, из-за того что мы сами в Facebook больше продвигаемся, в Facebook про нас просто больше знают. С «Одноклассниками» мы пока не делали ничего суперактивного, поэтому, наверное, там не так много всего. У нас есть классные инструкции для триальных пользователей. К нам приходят триальные пользователи, мы пытаемся понять, что это за сегмент, кто это — это интернет-магазин или цветочная лавка. И мы шлем ему инструкцию, что ему делать в соцсетях, чтобы ему было хорошо. Это бесплатно. Это как раз для того, чтобы он просто подготовил свою веб-аналитику, подготовил сайт и понял, ему это точно нужно или, может быть, в другой раз попользоваться? Мы продлеваем триал, если видим, что человек растет и т. д. Завлекаем всячески. В инструкции у нас нет рекомендаций, какие сети вести или не вести, но есть рекомендация определиться с тем, что вы все-таки будете вести, а что вам неприоритетно. И отдельно мы обсуждаем, стоит ли одно и то же публиковать в разные соцсети или нет. Потому что это как раз такой большой спор.
С. И.: Кстати, и что вы рекомендуете? Или для каждого клиента это индивидуально?
Н. Г.: Это зависит от очень простой вещи.
С. И.: Насколько пересечение аудиторий того же «ВКонтакте» или Facebook?
Н. Г.: Это даже отдельный факт.
С. И.: Может быть, это усиление эффекта?
Н. Г.: Если у компании есть ресурсы делать отдельный уникальный контент для разных площадок и они видят отдачу от того, что они делают отдельный контент, в каких-либо метриках, то делайте отдельный, ради Бога. Но если вы понимаете, что у вас на соцсети есть три часа менеджера по маркетингу в неделю, который занимается еще десятью вещами, и есть, по сути, выбор — либо вообще не постить в Facebook, либо постить то же самое, что во «ВКонтакте», то почему бы нет? Хуже-то, наверное, не будет.
С. И.: Итак, клиент зашел в ваш интерфейс, начал продвигаться по одному, двум, четырем каналам одновременно. Дальше у вас идет отчетность и аналитика. Мы так понимаем, что считать лайки и репосты умеют все, а какие другие показатели, более сложные, я бы даже сказал «сложносочиненные», вы предлагаете клиенту?
Н. Г.: Я бы сказал, что сейчас практически все доучились до того, что могут считать лайки, репосты, комментарии и охват. С охватом есть свои приключения, очень интересные. Есть rich — это количество человек, которое вы охватили, а есть impressions — это количество раз, которые люди увидели ваш пост. Один человек мог увидеть один и тот же пост несколько раз.
С. И.: Это же аналогично среднему времени телесмотрения в телевидении, например, да?
Н. Г.: Похоже.
С. И.: Сколько раз люди увидели ваш пост.
Н. Г.: Это разные метрики. А еще есть штука, которая называется opportunity to see. Иногда ее называют potential. Например, Twitter до недавнего времени охвата нигде не показывал. Есть админка Twitter, в которой появился настоящий охват — rich и impressions. Но, исходя из количества фоловеров, можно посчитать, сколько людей чисто гипотетически могли бы увидеть этот фид: сколько человек читает меня, сколько людей читают людей, кто репостил этот конкретный твит. Соответственно, есть несколько метрик, которые отвечают за охват. Некоторые системы умеют, некоторые не умеют считать то, что называется engagement rate, рейтинг вовлеченности, по единице контента или по группе в целом. Так вот, с ним есть уже большая проблема, потому что очень многие системы считают, что рейтинг вовлеченности контента — это количество лайков, комментариев и постов, разделенное на количество фоловеров. А это неправильно. Зачем нужен рейтинг вовлеченности? Поправь меня, если я буду уходить от темы.
С. И.: Да, я сейчас пытаюсь как-то применить к собственному опыту. Я в данную секунду выступаю твоим клиентом, вот сижу, размышляю.
Н. Г.: Хорошо, тогда давай закончим с академическим рейтингом вовлеченности и поговорим про интересное. Так вот, рейтинг вовлеченности нужен для того, чтобы понять, какой контент лучше. Например, какой пост про выпуск SeoPult.TV лучше, именно в соцсетях.
С. И.: Тот ли, который имеет большой охват, но, скажем, небольшое количество лайков, то есть посмотрели, но реакция небольшая? Либо небольшое ядро аудитории, которое посмотрело 10 раз, комментировало много и т. д.? Как раз это и есть рейтинг вовлеченности.
Н. Г.: Да. Представь себе, что у тебя есть два твита. У одного 200, а у другого 500 «фэйворитов». Какой лучше? Кажется, тот, у которого 500.
С. И.: Да.
Н. Г.: Но твит, у которого 200 лайков, написал я, а меня 2 тыс. фоловеров. Ну, о`кей, рейтинг вовлеченности — типа 0,1. А твит, у которого 500 лайков, зарепостил схематичный Навальный. Количество фоловеров и охваченных пользователей резко увеличилось, и поэтому твит станет сильно хуже. Лайков-то у него столько же и фоловеров у меня столько же. Если бы мы его делили только на моих фоловеров — ну, проблема. А охват как раз нужен для того, чтобы нормализировать вовлеченность в контенте. Но это академические метрики, потому что какая разница? Знать, какой контент лучше, нужно для того, чтобы раз в неделю составить топ контента и сказать: «Слушай, ты сделал 20 постов, вот пять лучших. На следующей неделе постарайся сделать такие же». И такую штуку мы делаем.
С. И.: Предоставляете такие рекомендации для клиентов?
Н. Г.: Да. Раз в неделю мы присылаем каждому клиенту письмо-отчет, в котором есть несколько вещей. Есть топ — что зашло лучше всего. Есть общий график активности, и в нем есть несколько интересных вещей, о них чуть-чуть подробнее сейчас расскажу. И есть просто прирост аудитории. Из активности что нам интересно? Мы с самого начала старались считать клики. Для этого мы «пережимаем» ссылку клиента через goo.gl, bit.ly или своей «пережималкой». Сейчас мы готовим интеграцию с Google Analytics, чтобы ссылку не менять вообще. При этом, естественно, мы автоматически добавляем UTM-метки к ссылкам, но не перезаписываем те UTM-метки, которые клиент уже поставил. Иначе говоря, клиент может только utm_campaign приписывать, а всю эту рутину с utm_source, utm_medium движок возьмет на себя. И покажет, сколько было кликов, что самое классное. Ну, потому что, в конечном счете, клиентам от соцсетей нужны не лайки и фоловеры. Им нужен либо трафик, если они СМИ, либо продажи, если они e-commerce. Все остальное — ну…
С. И.: Это да, это всего лишь инструмент. А каким образом вы оцениваете или отслеживаете, как, например, тот же самый Facebook по своим алгоритмам показывает то или иное сообщение тому или иному количеству людей, если это сообщение не проплачено? Вы как-то можете отслеживать, почему именно этот топ-5 охватил большее количество или имел более высокое качество, чем прочие?
Н. Г.: Сейчас мы не знаем, почему. Ты задел очень интересный и хороший вопрос.
С. И.: Очень важный. Это не вопрос, это боль!
Н. Г.: Важно даже не то, как Facebook «режет» трафик. Важно то, что конечному клиенту нужен трафик и продажи. Топ-менеджер или директор компании думает, что у него в соцсетях все плохо, что же делать, как же понять, он не может погрузиться в детали метрик. Он не может понять детали этих алгоритмов Facebook, он про них не знает. Ему мало показать, что на неделе было 1000 лайков. Ему нужно показать, есть ли прогресс с прошлой недели, и мы это обычно показываем. Над каждым графиком есть заголовок. «Активность на этой неделе выросла на 20%», то есть на 20% больше кликов — молодец, чувак! Или их стало меньше, или стало хуже. Кроме того, мы просто автоматически собираем все метрики и высчитываем, когда лучше публиковать.
С. И.: Это действительно такое большое значение имеет? Но я в первую очередь про алгоритмы Facebook.
Н. Г.: Facebook ведет себя совсем непредсказуемо. Он в принципе не показывает контент очевидно рекламных страниц больше чем 7 или 10% от числа их фоловеров. То есть органический охват в какой-то момент упирается в потолок. Причем это работает по-разному для разных страниц. Схематичный LinguaLeo, по-моему, до сих пор не уперся в него, потому что они, с точки зрения алгоритмов Facebook, насколько я понимаю, не являются коммерческим рекламным продуктом. Как только ты ставишь галочку, что ты local business, твой органический охват падает и Facebook начинает продавать тебе твою же аудиторию. И за охват можно платить. Есть странное наблюдение, которое непонятно как подтвердить или проверить. Если заплатить Facebook, ну, хотя бы доллар за пост, то органическое ограничение спадет. Ты видишь, что, грубо говоря, за доллар ты купишь, дай бог, сто показов, а на самом деле получается сильно больше и растет именно органический кусок. Но сказать, что это действительно работает в 100% случаев и точно сработает, если вы побежите и так сделаете, я не могу.
С. И.: Накопленных данных у вас пока нет, да? Вы займетесь такой проблемой? Потому что это очень интересно!
Н. Г.: Мы толком не копались, но это интересно.
С. И.: Конечно, не мое дело вам советовать, но если прикрутить этот функционал… Как игровой автомат, «однорукий бандит»: кинь еще один coin, и точно выиграешь. И у тебя такой джекпот, все метрики изменятся — по охвату, по качеству постов и топ-5. Картина сильно изменится.
Н. Г.: На самом деле мы хотим отойти на шаг назад от Facebook и заняться движком, который будет умнее делать «топ». Сейчас мы просто учитываем количество взаимодействий. Сейчас только-только начнем делить его на охваты и нормализовывать его. Но интересно не совсем это. Интересно еще понять, почему именно это попало в топ, по кликам.
С. И.: А давай поговорим про отчетность — головную боль «эсэмэмщика». Когда речь идет об охватах кампании, здесь все более-менее разумно и понятно. А вот если у нас целью кампании является побуждение к какому-то действию, здесь уже все более сложно. И, как говорится, критерии не так очевидны. Есть ли у вас какие-то инструменты, для того чтобы оценить эффективность проведенной кампании в среднесрочной и, например, долгосрочной перспективе.
Н. Г.: Хорошо. Самая важная штука, которая у нас болит как у компании, — когда ты занимаешься только органическим куском рекламного канала… Он рекламным называется не просто так. Самый простой способ получить конверсии в соцсетях — это заплатить за них. Потестировать, понять, какой канал лучше работает, сколько тебе стоит конверсия, и все у тебя будет хорошо. Ты пользуешься еще какими-то аналитическими инструментами, и все у тебя хорошо. Amplifr сконцентрирован на «органике» и на собственных площадках компании в соцсетях. И не то чтобы он из-за этого ограничен, он просто изначально целился в этот узкий кусок и им занимается. Наши клиенты часто занимаются еще и рекламным продвижением в тех же соцсетях, и тогда они видят в аналитике все вместе. Возвращаясь к отчетности: мы в первый раз столкнулись с тем, что такое отчетность именно по рекламным кампаниям, когда клиенты завопили и сказали: «Ребята, а можно я скачаю себе отчет в Excel не за месяц, а с 1 февраля по 20 марта, потому что у меня рекламная кампания была?». Когда они начали скачивать эти классные отчеты, они сказали: «Слушайте, ребята, а вы можете отделить мне платный трафик в Facebook от бесплатного трафика в Facebook?» Сейчас мы доучиваемся это делать. Как правило, клиентам, у которых только «органика», достаточно того, что мы делаем просто «из коробки». Это письмо раз в неделю, письмо раз в месяц. Они даже отчет в Excel не качают, они смотрят на summary в письме. Ага, о`кей, активность растет, кликов становится больше, мы получаем из соцсетей целых 3 тыс. людей в месяц, это классно, мы готовы этим заниматься дальше, грубо говоря. SMM-фрилансеры — это первые ребята, у которых появляется боль с отчетами. Раз в месяц приходит клиент и говорит: «А чего, как дела?» Он присылает ему письмо. Некоторые «эсэмэмщики» подключают также клиентов к нашей системе, приглашают его пользователем, и клиент тоже получает письмо, все счастливы. Но иногда они качают отчет, смотрят что-то в нем, спрашивают какие-то дополнительные параметры, и тогда мы что-то доделываем. Но есть агентства уровня Proximity, тот же Grape. У них есть свой формат отчетности, к которому привыкли они, привыкли агентства. Этот формат, как правило, еще и в контрактах прописан. И это означает, что мы как сервис не готовы за неделю триала взять и подкрутить их формат отчетности. Это дополнительная работа. И на этом этапе мы видим, что есть два больших куска рынка. Есть агентства, и есть компании. И сейчас мы целиком про компании. А есть классные системы, которые про агентства. Как правило, эти системы концентрируются только на аналитике, не делают публикации. Мы за ними пока не пришли. Может быть, добежим.
С. И.: Давай выйдем немножко на глобальный уровень: какие проблемы современного SMM, на твой взгляд, ждут своего решения? Например, возможна ли какая-то тотальная сквозная автоматизация SMM-кампаний, может быть, за исключением генерации контента?
Н. Г.: Мне очень нравится, что на глобальной арене делает Buffer. Они пропагандируют контент-маркетинг и качественный контент. При этом они пытаются автоматизировать все, кроме контента. У нас очень часто было так, что мы делаем какое-то улучшение, выкатывая его, просто осматриваясь, и понимаем, глядя на Buffer, что у ребят это есть. Если бы мы сейчас просто клонировали Buffer, русскоязычная аудитория не поняла бы, что это и зачем. Чтобы с этим работать, нужен очень небольшой пласт дополнительного образования, буквально 3-4 статьи и попытаться месяц поделать это самому. И тут ты понимаешь, что нужна та автоматизация, которую делают они. Я не думаю, что автоматизация накроет качественный контент. Сейчас в западном сегменте у каждой уважающей себя компании есть какой-то блог, который они пишут. Пишут, как правило, не очень качественно, вплоть до грамматических и орфографических ошибок. Что в русском, что в англоязычном сегменте. И дальше эти блоги начинают бороться за аудиторию, для того чтобы аудиторию засунуть в свои списки рассылки, в свои соцсети и потом им что-то продавать. Так вот, автоматизировать можно сбор e-mail, приветственные сообщения. Можно автоматизировать то, что одна статья, которая уже опубликована, публикуется в Twitter еще четыре раза — на следующий день, через два дня, через неделю, через месяц. И это правильно. Но не получится автоматизировать написание твитов, написание статей, например.
С. И.: Но я его и пометил — генерация контента.
Н. Г.: У Buffer есть очень классный инструмент для рисования картинок для соцсетей. Какая проблема в соцсетях самая классная? Написал пост, никто не реагирует. Почему? Что первое советуют? Вставь картинку! Как ее сделать? Ну, это надо Photoshop, размыть фон, шрифт выбрать потолще, побольше, сохранить… Долго.
С. И.: Ну, найти сервис подбора картинок.
Н. Г.: Есть сервисы.
С. И.: Вплоть до мобильных приложений.
Н. Г.: Да, но тебе надо в Twitter запостить с компа, потому что у тебя там доступ есть. А на мобильном, на iPhone, у тебя нет доступа к Twitter клиента, ты же всего лишь «эсэмэмщик» схематический. У Buffer есть классный сервис, который делает картинки. Там была проблема с тем, что они не умеют кириллицу, потому что шрифты не умеют кириллицу. Мы, недолго думая, сказали: не, ну а че, давайте скопируем. Я думаю, что на днях выкатится штуковина для картинок от Amplifr, она абсолютно бесплатная. Так же, как и штуковина для «пережимания» ссылок, например. Она тоже бесплатная, будет еще все UTM-метки проставлять. Автоматизация будет «откусывать» кусочки рутины, на которую время уходит. Так же, как у нас — расписание на неделю вперед. Сделал пост один раз, он оптимальным графиком расставился, сам подобрал время, в которое ему нужно опубликоваться. Сам подобрал время, когда ему нужно повториться, сам все посчитал, свел вместе все показатели. Подбор картинок и прочие-прочие вещи будут автоматизированы, очень агрессивно. Я думаю, буквально за год. А дальше все упрется в контент.
С. И.: Помимо контента есть еще один момент: ты как-то сказал, что вы в Amplifr «хотите сделать еще и замену так себе аналитикам, которая будет давать клиенту список задач на следующую неделю: “Публикуй больше фото, публикуй в 14:00, а не в 15:00, публикуй в такой последовательности”». Насколько вы приблизились к тому, чтобы полностью заменить живого человека, исполняющего какие-то рутинные операции? Чтобы вы могли честно сказать клиенту: «Дорогой друг, “эсэмэмщик” тебе совершенно не нужен, либо не надо отнимать время у занятого маркетолога, который за это время сделает гораздо больше полезного».
Н. Г.: Смотри, хороший аналитик должен скачивать много «экселечек» с данными, «мержить» их, что-то там программировать и делать какие-то выводы, в том числе в соцсетях. О`кей, не программировать, но делать выводы на базе данных, которые специфичны именно для этой компании, именно для этого сегмента. Разбираться в деталях какой-то рекламной кампании. У тебя был вопрос, как рекламная кампания долгосрочно повлияет на компанию через несколько месяцев. Мы не знаем, а хороший аналитик in-house или в агентстве может знать. Это его работа. А рутинные штуки вроде работы с контент-планом… Вот компания составила контент-план на месяц — конечно, он как-то оптимизируется и поменяется. Чтобы его оптимизировать, нужно смотреть на то, как работали контентные единицы этого плана на прошлой неделе, и из плана на следующую неделю убрать то, что на этой неделе работало плохо, и добавить то, что работало хорошо. И в той цитате я как раз говорил о том, что мы чуть-чуть раньше с тобой обсудили: нужно даже не заменять плохого «эсэмэмщика», а давать тем компаниям, у которых, может быть, нет «эсэмэмщика», все то, что делал бы вполне себе хороший и средний фрилансер и специалист по SMM. То есть говорить ему: «Слушай, у тебя было 20 постов, они были с картинками, картинки были красные и синие. Кажется, на синих картинках кликают больше. Это, конечно, моя догадка, но вот тебе задача на следующую неделю — сделай пять постов с синей картинкой». Грубо говоря, автоматизировать работу над контентом, оптимизируя при этом эту работу на количество кликов. Потому что клики — это тот показатель, который нам легко понять. Если с e-commerce непонятно, мы продвинемся или не продвинемся в несколько ближайших месяцев, то над оптимизацией по трафику мы уже можем работать.
С. И.: Ну что ж, спасибо большое, Нат! Будем ждать, пока с вашей помощью в SMM не наступит блестящее, автоматизированное, эффективное и полностью измеряемое будущее. Спасибо за интересный рассказ!
Н. Г.: Спасибо огромное, что пригласили!
С. И.: Это была программа «Бизнес online». Я напоминаю, что в гостях у нас был руководитель сервиса Amplifr Нат Гаджибалаев. Это был Сергей Иванов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео