Регистрация

«Адаптивная» веб-аналитика

5
0
634 0
Аудио Текст
14 апреля 2014

Как получить максимальную отдачу от веб-аналитики? Какие системы и как использовать? К кому обращаться за исследованиями? Эти и другие вопросы мы задали руководителю отдела веб-аналитики компании AGIMA Кириллу Бушеву.

Из передачи вы узнаете:
— почему не всякая лидогенерация отвечает требованиям performance-маркетинга;
— почему рекламные агентства не заинтересованы в эффективности;
— как получить статус сертифицированного партнера Google Analytics;
— каковы типичные ошибки маркетологов при работе с данными веб-аналитики;
— всегда ли окупается веб-аналитика;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, друзья! В эфире программа «Бизнес online», в студии я, Сергей Иванов. Давайте поговорим сегодня о веб-аналитике, о том, как получить от нее максимальную отдачу, о том, к кому обращаться за исследованиями, какие системы и как использовать. А разобраться в этом вопросе нам поможет руководитель отдела веб-аналитики компании AGIMA Кирилл Бушев. Привет, Кирилл!
Кирилл Бушев: Здравствуйте!

Кирилл Бушев, руководитель отдела веб-аналитики AGIMA.
Родился в 1983 году в Москве.
В 2006 году окончил Московский государственный институт электроники и математики.
В начале карьеры работал в крупных телекоммуникационных компаниях, обеспечивающих широкополосный доступ в интернет, в системных интеграторах.
В 2013 году стал руководителем отдела веб-аналитики компании AGIMA.

С. И.: Кирилл, мы знаем AGIMA как студию адаптивного дизайна и тем не менее сегодня говорим о веб-аналитике. Мы понимаем, что AGIMA уделяет большое внимание веб-аналитике не просто так. Это запрос рынка или на то были какие-то иные причины?
К. Б.: AGIMA никогда не была такой сильной дизайн-студией или каким-то агентством. Но они действительно проповедовали историю о том, что любое действие должно быть чем-то обосновано, что в результате работы, которую мы делаем для подрядчика, он должен получить какую-то реальную пользу. И в качестве этой пользы очень хорошо подошла веб-аналитика. Действительно, у нас есть возможность оценить то, что было, понять, какие вещи стоит улучшить, сделать работу и потом показать, собственно, как это все изменилось. Это такая история успеха, которая позволяет выстраивать долгосрочные отношения с партнерами, с клиентами, со всеми.
С. И.: Я немножко коснусь performance-маркетинга. Вы его активно пропагандируете, тем не менее далеко не все агентства готовы к переходу на работу по этой модели. А какие проблемы решает performance-маркетинг?
К. Б.: На самом деле есть две трактовки термина, я хочу внести ясность.
С. И.: Ну, давай как раз вашу трактовку.
К. Б.: Любая работа ориентирована на результат. Это не какие-то вещи cost per lead, которые сложились. Красивый термин, большой, всеобъемлющий, и жалко его тратить на какие-то лидогенерящие истории. Это западный вариант трактовки термина, и мы полностью его придерживаемся. По факту это означает, что… Скажем, у нас было несколько кейсов, когда мы выступали третьей стороной в отношениях «рекламное агентство — клиент». Мы выступали как надзирающий орган, который обеспечивает эффективность работы рекламного агентства.
С. И.: Ага.
К. Б.: И это хорошая история, потому что на практике обычно получается, что рекламное агентство не сильно заинтересовано в эффективном расходовании бюджета. У них задача, в принципе, его раздуть и показать хоть какие-то результаты.
С. И.: Ну да, клиент имеет абсолютно противоположное стремление.
К. Б.: Да. А мы, по сути, получаемся абсолютно независимым третьим участником, который ничем, кроме эффективности, не озадачен.
С. И.: Но это рискованная модель. Всякий раз у вас весь опыт был успешным, обе стороны были довольны?
К. Б.: Опыт успешный. Очень тяжел, безусловно, первоначальный этап переговоров, потому что нужно было согласовать все параметры.
С. И.: Все показатели.
К. Б.: Да. Но, скажем так, на эти притирки уходит месяца три, наверное, притом что кампания, допустим, длится полгода.
С. И.: Я даже больше о результате. Понятно, что клиент должен быть доволен, поскольку он видит, куда идет его бюджет. А агентство все-таки должно зарабатывать деньги. Как здесь обстоят дела? В финансовом плане все это было успешно для вас?
К. Б.: В финансовом плане? Это чисто выгрузки данных в мой отдел, условно говоря. Не требуют никакого участия, никаких продакшн-сил. Просто надзирающий орган, какое-то внедрение, какая-то оптимизация, какая-то консультация, советы, рекомендации. И, в принципе, по всем графикам видно всю нашу работу. Главное, можно отделить то, что было сделано в результате наших рекомендаций, от того, что получилось бы, пойди все на самотек. Мы используем, грубо говоря, контентные эксперименты, если мы делаем какой-то альтернативный лендинг, если у нас есть уверенность, что он почему-то лучше должен отработать. Или мы запускаем параллельно другую рекламную кампанию с немножко иными настройками таргетинга, и видно, что на них надо переходить. На них переходят, получают прибыль, все здорово. В плане каких-то количественных показателей я, наверное, не смогу вам сказать ничего, потому что клиенты это не очень любят.
С. И.: Ну хорошо, мы потом где-нибудь пошепчемся после передачи и все узнаем. Вернемся непосредственно к веб-аналитике. У нас была высказана перед самой передачей гипотеза о том, что веб-аналитика для вас еще востребована, потому что у вас в портфеле достаточно большое количество компаний, которые представляют финансовые, страховые услуги и т. д.
К. Б.: Совершенно верно.
С. И.: И у них, соответственно, должен быть большой запрос на веб-аналитику, это так?
К. Б.: Самый любимый наш клиент — это «Альфа-страхование», с которым мы последние несколько лет работаем. Ровно год с момента моего прихода продолжаем работать именно по веб-аналитике. И действительно там колоссальный объем работ, потому что масса онлайн-продуктов — все страховые продукты, собственно, от полиса для выезда за рубеж до КАСКО. И последнее, чего мы добились на протяжении этого года, — по результатам, собственно, веб-аналитики уже корректируются даже цены на продукты в зависимости от их параметров. Мы коррелируем спрос и мотивы купить что-либо с ценой, с конкурентным анализом. Все это в режиме реального времени, прикольно получилось.
С. И.: Ты можешь как специалист дать некоторый ландшафт компаний, которые занимаются веб-аналитикой? Кто сейчас конкурирует с вами, кто этим занимается, к кому обращаются люди? Такой краткий обзор отрасли, можно сказать.
К. Б.: На самом деле, если посмотреть стандартную смету какого-нибудь стандартного агентства, там будет «Сопровождение рекламной кампании» и «Веб-аналитика».
С. И.: Но это делают не они, да?
К. Б.: Не знаю, кто это делает и что они в это понятие вкладывают. По факту, наверное, это просто какая-то установка счетчиков, анализа там никакого нет даже близко.
С. И.: А сколько, кстати, процентов, если можно среднюю температуру по больнице, занимает эта строчка «Веб-аналитика» в бюджете?
К. Б.: По-моему, 10%. Ну и, соответственно, можно посчитать, да?

Если говорить о компаниях, которых можно назвать звездами веб-аналитики, то я считаю, что на российском рынке это в основном отделы крупных e-commerce-порталов, какой-нибудь Lamoda, допустим.

С. И.: Ozon.
К. Б.: Ozon какой-нибудь, да. Вот там есть взращенные с нуля аналитики и собственные головы, собственные продукты и решения. Они могут не пользоваться никакими внешними штуками. Проблема в другом: очень мало компаний. Даже та же Lamoda недавно на конференции нашей выступала, у них огромная big data, куча терабайтов в день собирается массива данных. И их спрашивают: «И что вы с этим делаете?» Они говорят: «Ну, типа, если завтра будет дождь, мы поднимаем цены на резиновые сапоги». Все такие: «А…» Не знаю, шутили они или не шутили, но смысл примерно такой.
С. И.: Насколько нам известно, в прошлом году вы получили статус официального партнера Google Analytics. Что вам для этого пришлось сделать и какие возможности предоставляет статус официального партнера?
К. Б.: На российском рынке сейчас уже 13, компаний, которые аккредитованы Google по продукту Google Analytics.
С. И.: И вы одна из них?
К. Б.: Да. Это произошло буквально в последних числах декабря. А до того шла трехмесячная работа по тому, чтобы этот статус получить.
С. И.: Что вы делали?
К. Б.: Формальные требования следующие: нужно иметь в штате не менее двух специалистов, которые получили индивидуальную квалификацию. Не менее двух, потому что каждому следующему, в принципе, получить проще: где два, там и сто. Сосед помог, условно говоря, пройти экзамен, и уже не важно. Поэтому такое требование — хотя бы два. Дальше сложнее: предоставить три реальных кейса — с реальными клиентами, с реальными контактами клиентов — на английском языке. Каждый из кейсов разбит по следующим категориям: первый этап — какое-то хитрое внедрение, дальнейшее — анализ, и последний блок — экономическая эффективность, то есть чего, собственно, добились в результате анализа. Мы описывали, по-моему, «Коммерсантъ», «Альфа-страхование» и PricewaterhouseCoopers. Дальше шло две безумные недели ожидания.
С. И.: Вы были уверены в себе?
К. Б.: Я не был уверен. Нигде нет образца, на что ориентироваться, на какой уровень стоит рассчитывать.
С. И.: И критериев, что правильно сделали, что неправильно.
К. Б.: Есть ряд публикаций, которые называются white paper, case study, от партнеров. Они, как правило, такие: «В результате оптимизации контекстной рекламы мы увеличили ROI на 67%». Ну, молодцы, но ни слова больше: какими силами это было сделано, непонятно. Поэтому мы пытались переплюнуть себя…
С. И.: Может, на то и расчет был как раз, чтобы всякий раз претенденты из кожи вон лезли.
К. Б.: И планка повышалась — я на это очень сильно рассчитывал, если честно. Посмотрим, какая будет тенденция. Потом был ряд хороших уточняющих вопросов, после которых нам назначили телефонное интервью. А стоит сказать, что разница с Маунтин-Вью — часов двенадцать, поэтому в 22:00 я с боссом сидел в переговорке и ждал, когда мы будем участвовать в конференции. Полтора часа длилась эта конференция. Общались. Действительно, нас спросили все, что только можно. Хороший вопрос был: «Вообще, зачем вам это нужно?» Ну, мы как-то выкрутились. Они-то не просто так, понятное дело, строят эту сеть партнеров. У них есть коммерческий продукт Google Analytics Premium, который стоит хорошие деньги — 150$ тыс. в год, по-моему. На российском рынке два или три внедрения всего есть, и то это европейские партнеры внедряли. И вся их конечная цель — продать, собственно, эти продукты.
С. И.: У них расчет на то, что эти деньги заплатит, скорее всего, тот же e-commerce, да?
К. Б.: Впоследствии да. То есть мы создаем рынок и развиваем его…
С. И.: Приучаете клиентов к инструментам Google. И, соответственно, кто-то из клиентов с мощным отделом веб-аналитики и хорошим бюджетом может потратиться самостоятельно.
К. Б.: Совершенно верно.
С. И.: Какой коварный план. Ты говорил о том, что действительно 12 сертифицированных партнеров по России. Но именно ваше агентство…
К. Б.: …стало тринадцатым.
С. И.: Вы говорите о том, что вы единственное в этой когорте полносервисное агентство с собственным веб-продакшеном. А если все-таки взять эту связку, что дает веб-продакшн?
К. Б.: Вообще, исторически так сложилось, что все компании — партнеры Google пришли, по-моему, из SEO. Либо SEO, либо какие-то рекламные агентства. А мы изначально продакшн. Если у них вся специфика сводилась к тому, чтобы эту веб-аналитику применять, допустим, на SEO-оптимизации, на контекстной рекламе, то у нас изначально логика процесса другая: юзабилити, формы какие-то, оптимизация, лиды, что угодно. И в этом плане у нас гораздо больше людей, которым интересно получать фидбек от данных веб-аналитики. Тому же дизайнеру или веб-разработчику узнать, что в результате их конкретных действий что-то стало лучше или хуже и почему, — это бесценно.
С. И.: Такая эффективная обратная связь, можно реальную коррекцию проводить в дизайне, используя данные веб-аналитики.
К. Б.: Безусловно.
С. И.: Честно говоря, просто даже неожиданно звучит. В представлении многих людей веб-дизайнеры — это такие люди искусства, и им такие грубые материи…
К. Б.: Вот от этих всех мы уже избавились и взяли тех, которых интересует результат.
С. И.: Давай я теперь выступлю немножечко в роли твоего потенциального клиента, такого скептического, сомневающегося: все-таки надо какие-то деньги платить.
К. Б.: У нас для продажи отдельные люди обычно. Попробуем.
С. И.: Ну, что делать? Ты попал сюда, поэтому придется выполнять не свойственные тебе функции. Насколько, на твой взгляд, объективны данные веб-аналитики в зависимости от того, какая система их собирает и обрабатывает? Есть ли фундаментальные различия? Кем пользоваться, кто более точен, кто более корректен?
К. Б.: На самом деле действительно в каждой системе есть свои нюансы и внедрения, и подсчета.
С. И.: Да, вот как раз в чем фундаментальная причина расхождения данных?
К. Б.: Фундаментальных — порядка штук пятнадцати. Мы их не будем перечислять. Смысл в том, что даже если конечные данные отличаются процентов на 15-20, это абсолютно не важно. Главное — держаться какой-то выбранной системы и в рамках нее наблюдать динамику. Потому что веб-аналитика — это все-таки не статистика, это именно анализ и изменение динамики каких-то цифр, поиск взаимосвязей и понимание того…
С. И.: С одной стороны, я с тобой согласен в том, что действительно, если ты видишь падение, значит, имеет место падение, если ты видишь рост, значит, это рост, если видишь какую-то динамику изменения, то так оно и есть. Но бывают моменты, когда цифры, именно конкретные цифры, на 10 или на 20% роста или падения могут быть критичны.
К. Б.: В таком случае как раз я буду рекомендовать купить Google Analytics Premium, который предоставляет несемплированные данные в реальном времени без каких-либо существенных ограничений. Там можно действительно пользоваться веб-аналитикой как статистикой, там более или менее все точно. Но все равно есть нюансы, при которых вот этот конкретный хит не будет передан из браузера пользователя, и ничего с этим особо не сделать. Интернет у него, допустим, медленный, да? В этом плане анализ логов серверов более точный. Именно поэтому на нем и строят в основном все большие корпоративные системы, Lamoda той же самой.
С. И.: А сколько, ты говорил, это стоит? 150$ тыс.? Да за такие деньги, я думаю, трудно бояться необъективности данных.
К. Б.: Хочется получать отдачу от этих 150$ тыс. Человек, который их потратил, должен понимать, что ему это что-то в потенциале даст. И это вторая проблема веб-аналитики: никто не может ничего гарантировать заранее. По большому счету, все упирается в мозг какого-то конкретного человека, который либо увидит зависимость, либо не увидит, задаст правильный вопрос и получит на него ответ. То, что у вас масса цифр перед глазами, ничего не дает, по большому счету.
С. И.: Я как раз хотел тебя спросить о том, что очень многое зависит от правильной интерпретации данных. Вот назови, какие типичные ошибки интернет-маркетологов как раз в обработке и интерпретации данных, по твоему опыту, встречались?
К. Б.: Скажем, есть самая банальная история среди всех клиентов, которые в течение года через наши руки прошли и говорили: «Все, мы занимаемся веб-аналитикой, у нас все настроено, все замечательно». По факту есть какая-нибудь форма из нескольких шагов, и конечная цель — это собственно страница, на которой он все заполнил и ему написали: «Спасибо, мы с вами свяжемся», например. И в качестве цели стоит просто переход на страницу «Оформить». Не конечная цель какая-то, что он совершил какое-то действие, а просто переход на страницу. Это классическая ошибка, которая вызывает постоянный негатив.
С. И.: А почему?
К. Б.: Ну, потому что все либо радуются, либо огорчаются этим цифрам. Они смотрят не на объективные данные, а на переходы. Переходы и переходы, пути пользователя неисповедимы. Важно всегда отслеживать конечную цель, даже если она в офлайне произошла, если это b2b-сектор, или отложенная покупка какая-то, или заказ, который был оформлен в e-commerce, потом доставлен. Все это нужно отслеживать и понимать, какие из источников трафика, какие мотивы людей привели к этому моменту, и, собственно, туда и инвестировать. А во все остальные не инвестировать. Вторая ошибка — это, соответственно, полное «забивание» на ROI.
С. И.: Да.
К. Б.: В плане «контекста» в один клик сейчас делается связка хотя бы с тем же самым Google AdWords, но даже этого не делается. Там масса настроек для автоматической оптимизации кампании по куче параметров, это делается реально за пять минут. Никто даже этого не делает.
С. И.: Но это уже даже не ошибка. Это уже какая-то некомпетентность, не знаю, непрофессионализм.
К. Б.: Да-да. Все мануалы доступны, все в состоянии всё самостоятельно изучить, если все прочитать, конечно. И получается, что компания очень любит тратить, например, на «контекст» денег больше, чем они с этого зарабатывают, даже в 90-дневной перспективе, хотя другие каналы, например, себя гораздо интереснее ведут. Причем в рамках этого канала есть, например, какой-то маленький сегмент, который себя очень неплохо показывает, мягко говоря. И нужно, соответственно, инвестировать в него. Это за гранью понимания находится. Что еще?
С. И.: Ну и какую-нибудь третью.
К. Б.: Третье — то, что все большие директора по маркетингу любят как можно больше данных: «Я хочу много данных! Мне нужно вот это, вот это, вот это…»
С. И.: Они не способны их переварить?
К. Б.: Они не способны определить точные KPI, на что стоит ориентироваться и на что стоит делать упор. В итоге они погрязают в этих цифрах, и самое ужасное, что может сделать веб-аналитическое агентство, — это как раз делать так, чтобы клиент просто получал какие-то отчеты. И не важно, что там в принципе. Самая большая сложность — это донести рекомендации, заставить людей что-то предпринять по их поводу и вместе уже посмотреть, что это дало. Стоит это один-два раза сделать — всё, как у собаки Павлова начинается рефлекс: «Мы теперь вам доверяем в полном объеме, все будет хорошо». Мы к этому идем.
С. И.: Я очень часто слышал, что в работе маркетолога большую роль играет интуиция: он еще данных никаких не получил, но уже у него есть определенное понимание, зачастую, как они говорят, верное. Знакомо тебе такое?
К. Б.: Да, это очень хороший вопрос. Именно такие люди могут пользоваться веб-аналитикой как статистикой. Они могут делать какие-то порой необдуманные или интуитивные решения и наблюдать за результатом. И если у них хорошая интуиция, то да, все проканает.
С. И.: А если, предположим, результаты и та самая статистика противоречит их интуиции, кто в данном случае прав — статистика, которую надо пересмотреть еще раз и сделать другую выборку, или все-таки интуиция подкачала? Вот именно твой какой-то кейс можешь привести, если знаешь какие-то примеры.
К. Б.: Сейчас существующие технологии позволяют относительно безболезненно в плане денег пробовать, постоянно пробовать. Подсказывает интуиция вам что-то поменять — ну, запустите на долю трафика, допустим, или рекламную кампанию, или какой-то оптимизированный landing page, посмотрите на результаты: молодец — не молодец. Сейчас при определенном объеме трафика эти эксперименты можно проводить просто непрерывно.

На конференции iMetrics выступал Тим Эш. Он рассказывал о том, что в мире есть несколько компаний, у которых процесс контентных экспериментов поставлен на такую широкую ногу, что они используют API Google Analytics для контентных экспериментов. Просто редактор сидит в CMS, ему кажется, что так будет лучше, он публикует новую альтернативную версию той же самой страницы, например.

В вашем примере, допустим, в СМИ, есть разбитая на страницы какая-то большая статья или одна длинная, да? И, допустим, мы меряем что-нибудь — количество комментов, которые провоцируются этой статьей. Ну и, собственно, редактор может запустить в режиме реального времени, чисто по собственному усмотрению, контентный эксперимент. И смотреть, что первые три абзаца гораздо больше влияют на мотив людей их прокомментировать, или у них начинается усталость, после того как они прочитали уже всё. Вот такого плана.
С. И.: Давай поговорим о рентабельности веб-аналитики. Всегда ли она окупается? Или есть случаи, когда она не окупается, когда она не приводит к значимому росту конверсии, которая, в общем-то, покрыла бы все расходы на нее?
К. Б.: Скажем так, веб-аналитика — это не самая дешевая услуга на рынке.
С. И.: Когда на нее нужно решиться клиенту?
К. Б.: На нее нужно решиться, скажем, при обороте e-commerce хотя бы миллион рублей в месяц. В противном случае ждать возврата инвестиций, наверное, придется достаточно долго. Более того, нужно понимать, что все бизнесы устроены таким образом, что все очевидное сделано. Все, что на поверхности находится, естественно, уже сделано. То, что мы в результате наших исследований скажем что-то очевидное, погоды не сделает. Даже Google нас просил всегда концентрировать внимание на неочевидных вещах. Они считают, что лучше много маленьких неочевидных вещей, которые приведут в результате к успеху, чем какая-то одна большая, которая не требует мозговой активности.
С. И.: Ну, предположим, клиент уже прошел стадию очевидного роста, теперь ему нужны какие-то неочевидные вещи. Мне интересно, только ли оборотом все определяется, интерес и обращение к веб-аналитике? Или есть какие-то более привлекательные отрасли, где быстрее окупится намного?
К. Б.: Привлекательность отраслей пропорциональна, наверное, трафику. И бессмысленно что-то считать и искать зависимости при трафике, скажем, меньше тысячи человек в день или количестве целевых действий меньше десяти. Звонков, каких-то обращений или покупок. Просто придется очень долго ждать, чтобы получились статистически достоверные данные, по которым можно какие-то выводы делать. По тому, что у вас сегодня две покупки в день, а завтра четыре, не стоит делать вывод о положительной динамике.
С. И.: А помимо Google Analytics, вы пользуетесь другими инструментами при анализе?
К. Б.: Раньше мы пользовались «Яндекс.Метрикой». Сейчас «Яндекс.Метрикой», наверное, пользуемся в основном ради «Вебвизора».
С. И.: LiveInternet?
К. Б.: Был такой период замечательный. Когда я работал в компании BFM, все рекламные агентства или прямые рекламодатели всегда интересовались статистикой LiveInternet.
С. И.: Да, ты знаешь, до сих пор у многих так еще происходит.
К. Б.: Но наблюдается положительная тенденция в сторону Google, уже многие хотят что-то интереснее посмотреть. На самом деле я совершенно не понимаю смысла счетчиков типа LiveInternet или Mail. Я не знаю, для чего они нужны.
С. И.: Они таких аналитических инструментов, как Google, не дают, по твоему мнению?
К. Б.: Это как бы быстрая информация о хитах — и всё.
С. И.: Хорошо, ты просто сразу отверг LiveInternet, но если брать «Яндекс.Метрику», то почему до сих пор немалое количество компаний пользуется ею? От незнания, из-за каких-то дополнительных преимуществ?
К. Б.: В «Яндекс.Метрике», наверное, доступнее интерфейс. «Вебвизор» — опять же, уникальная разработка.
С. И.: Если не брать «Вебвизор», сама «Яндекс.Метрика» просто для более широкого круга, да?
К. Б.: Плюс они, например, соцдем гораздо раньше запустили. Это, наверное, сыграло в какой-то момент хорошо. В плане автоматизации относительно недавно они все-таки начали «дружить» «Яндекс.Метрику» с «Яндекс.Директом», и это начало приносить плоды. Там даже кампании начинают оптимизироваться автоматически.
С. И.: Под «Яндекс.Директ»?
К. Б.: Да, в этом есть плюс. Больше нет никаких преимуществ, на мой взгляд.
С. И.: Давай вернемся еще раз к основной специализации агентства — к адаптивному веб-дизайну. Каковы особенности веб-аналитики именно в сочетании с адаптивным веб-дизайном? Можешь немножечко связку эту прояснить?
К. Б.: Я понял вопрос. Мы любим говорить, что есть какая-то огромная связь. На самом деле связи, по большому счету, нет, кроме того, что, когда мы делаем адаптивный сайт, по данным веб-аналитики мы получаем хорошие показатели того, как изменилось поведение мобильной аудитории. В остальном адаптивный сайт ничем не отличается в плане анализа и т. д. Еще есть такой момент, например, что, когда мы делаем адаптивный сайт, это один и тот же сайт на всех устройствах. И тут можно хорошо отслеживать такую штуку, как множественные визиты с разных устройств. Вплоть до того, что с течением времени можно будет отслеживать это, даже если пользователи не авторизованы. Но это какими-то внешними средствами будет делаться, скорее всего. В этом плане действительно интересно, что люди, которые начали свою сессию на одном устройстве, допустим, положили товар в «Корзину», в дальнейшем приехали в магазин и что-нибудь сделали уже с телефоном. В этом плане гораздо интереснее, потому что все можно в одном месте отслеживать. Если у вас отдельный мобильный сайт, такого не получится.
С. И.: Но учитывая, что развитие адаптивного веб-дизайна обусловлено развитием мобильного сегмента, возникает ряд вопросов. Ваши клиенты — финансовые и страховые компании. Но очевидно, что человек не будет принимать столь ответственное решение, используя мобильные каналы.
К. Б.: Так и нам казалось.
С. И.: Все-таки на самом деле это не совсем так?
К. Б.: Вплоть до того, что есть отзывы: «Вот я хотел уехать, пришел в посольство. Оказалось, нужна страховка для выезда за рубеж! И я прямо перед ними с планшета сделал себе, купил и чуть ли не каким-то образом распечатал даже. Спасибо вам!» Такой отзыв был от клиента. И действительно, если смотреть на всякие коэффициенты конверсии, то люди, которые с мобильных устройств что-либо делают, будь то e-commerce или какой-то страховой сектор, гораздо более замотивированы. «Завтра кончается полис КАСКО, я на другом конце Москвы, мне нужно срочно что-то сделать, иначе завтра машина тю-тю». Трафик маленький, но из него конвертация в заказы, в клиентов, в покупки гораздо выше, несмотря на то что интерфейс не оптимизирован. В тот момент, когда он становится адаптивным, все становится даже лучше — люди вообще в восторге!
С. И.: Ну что ж, Кирилл, большое спасибо за интересный рассказ! Ты, честно говоря, просто взял и перевернул планируемый нами ход беседы и нашу картину мира, которую нам теперь придется осмысливать заново. Большое тебе спасибо!
К. Б.: Спасибо, что позвали!
С. И.: На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители! Оставайтесь с нашим каналом, задавайте вопросы, предлагайте темы. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео