Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

2Can: бесценный вход в мобильный эквайринг

4
0
892 0
Аудио Текст
19 мая 2014

Мобильный эквайринг пластиковых карт очень привлекателен для частных предпринимателей, малого и среднего бизнеса. Цена устройств невысока, а количество сделок благодаря такому решению может вырасти на десятки процентов. О том, какие преимущества несет эта технология и какие подводные камни в ней могут таиться, рассказывает сооснователь и генеральный директор компании «Смартфин» Николай Жмуренко.

Из передачи вы узнаете:
— почему размеры mPOS-терминалов с развитием технологий только увеличиваются;
— как обеспечивается безопасность транзакции при использовании mPOS-терминала;
— в каких отраслях бизнеса применение mPOS-терминалов наиболее оправданно;
— как mPOS-терминал может быть интегрирован в комплексную инфраструктуру мобильного рабочего места курьера;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Добрый день, друзья! В эфире программа «Бизнес online», в студии я, Сергей Иванов. В наших передачах мы уже рассказывали вам о мобильном эквайринге, который позволяет совершать платежи банковской картой в любом месте: просто вставляйте маленький терминал в мобильный гаджет — и всё. Давайте узнаем о том, как развивается эта технология, какие подводные камни нас ожидают, у генерального директора и сооснователя компании «Смартфин» Николая Жмуренко. Николай, добрый день!
Николай Жмуренко: Добрый день!

Николай Жмуренко, генеральный директор 2can.ru.
Родился в 1974 году в Киеве.
В 1996 году окончил Московский государственный университет путей сообщения.
В 2012 году окончил Стартап-академию Сколково.
В 1998-2001 годах — финансовый директор компании «Система Телеком».
В 2003-2006 годах — финансовый директор компании «Связной».
В 2007-2010 годах — финансовый директор компании «Синтерра».
В 2012 году стал сооснователем и генеральным директором компании «Смартфин».

С. И.: Николай, мы уже рассказывали о мобильном эквайринге и mPOS-терминалах, но представитель 2can у нас впервые. Поэтому я хочу узнать об этой технологии в исполнении 2can. Есть у вас мобильный терминал, чтобы посмотреть?
Н. Ж.: Да, есть. Так как терминал мобильный, я его всегда ношу с собой.
С. И.: Было бы странно, если бы он лежал где-нибудь в офисе.
Н. Ж.: Он не занимает много места. Собственно, часть мобильного терминала находится здесь, в моем смартфоне.
С. И.: Действительно, когда мы говорим о мобильном терминале, мы забываем, что это еще и приложение.
Н. Ж.: Важная часть терминала — это приложение, а к смартфону подключается вот такой девайс. Раньше он у нас был поменьше…
С. И.: Вот интересный момент про «поменьше». Вы опережаете меня, я как раз хотел спросить. Раньше это была такая маленькая фитюлечка, ее почти можно было уместить под мизинцем. И мы как раз разговаривали перед передачей о том, что она не вызывает, наверное, доверия у клиентов: как можно с такой маленькой штучкой каким-то образом осуществлять серьезные транзакции? В этом причина увеличения терминала?
Н. Ж.: Нет, в данном случае причина увеличения в развитии технологии. Тот совсем маленький девайсик когда-то можно было увидеть, например, у компании Square в Штатах, которая первой запустила такой сервис. Когда-то такие девайсики были очень просты, там не было шифрования. Данные, считываемые с карты, передавались в открытом виде в смартфон. И спустя какое-то время с начала развития этого сервиса, этой технологии платежные системы, эксперты отрасли пришли к выводу, что это не совсем безопасно. Поэтому у нас девайсик был уже чуть-чуть побольше. Почему? Потому что платежные системы, а в первую очередь Visa и MasterCard, призвали нас к тому, чтобы мы сделали сервис с шифрованием на уровне девайса.
С. И.: Ваш терминал поддерживает шифрование?
Н. Ж.: Да, совершенно верно. С нашего терминала данные, считанные с карты, проходят через смартфон в зашифрованном виде, попадают на наш сервер в дата-центре, где расшифровываются.
С. И.: Есть же еще так называемые дуальные терминалы, которые считывают чипованные карты. Это он и есть?
Н. Ж.: Совершенно верно. А дальше технология продолжала идти вперед. Так как российский карточный рынок тоже развивается, насыщение рынка чипованными картами растет. И сейчас, наверное, уже около половины российских карт имеют чип. Соответственно, за насыщением карточного рынка идет изменение технологии mPOS-терминалов. И этот картридер уже дуальный, или комбинированный. Мы можем через него как прокатать карту по полосе, так и вставить карту чипом и считать с него информацию по стандартам соответствующих платежных систем.
С. И.: Увеличение размеров вызвано более насыщенной аппаратной начинкой?
Н. Ж.: Совершенно верно. И из-за аппаратной начинки, и из-за того, что нам банально нужно пространство, чтобы сюда вставить карту с чипом. Я могу это продемонстрировать. Если мы возьмем карту, мы увидим, что карте, чтобы чип считался, нужно какое-то пространство.
С. И.: Да, совершенно верно.
Н. Ж.: Поэтому девайс несколько увеличился.
С. И.: А по сравнению с теми маленькими девайсами, которые мы рассматривали в нашей прошлой передаче, увеличилась ли цена этих больших дуальных, или комбинированных, терминалов? Насколько она увеличилась?
Н. Ж.: Естественно, так как начинка картридера изменилась, увеличилась и себестоимость устройства. А дальше ситуация следующая: когда мы стартовали с простыми девайсами, мы приняли решение в первый год работы нашего сервиса распространять эти девайсы бесплатно. Предприниматели, пользователи нашего сервиса, могли тот девайсик, который читал только магнитную полосу, получить бесплатно. Мы считали, что, так как информации о мобильном эквайринге на российском рынке очень мало, необходим какой-то старт, который позволит людям…
С. И.: … запустить хотя бы сарафанное радио, да?
Н. Ж.: Да, запустить сарафанное радио. Чтобы набрать какое-то количество людей, которые уже попробовали этот достаточно инновационный и «странный» сервис.
С. И.: А сработало?
Н. Ж.: Сработало, мы набрали клиентскую базу. Люди, которые пользуются сервисом, стали передавать информацию своим знакомым, покупателям. Уже есть покупатели, которые воспользовались этим сервисом. Когда я приехал, по-моему, в Красноярск, мне там покупатель рассказывал о том, как он недавно воспользовался таким сервисом. Стали разбираться, выяснилось, что это был предприниматель, наш клиент, маленький интернет-магазин. Информация стала распространяться. А сейчас мы все-таки постепенно переходим на платную модель, эти дуальные девайсы мы уже продаем. Но продаем посредством чуть-чуть усложненной модели, которая в конце концов позволяет получить его бесплатно.
С. И.: Контрактная?
Н. Ж.: Да, контрактная модель.
С. И.: Фактически операторская модель.
Н. Ж.: Мы ввели cashback. Мы продаем этот девайс. Он у нас сейчас стоит, по-моему, 1600 руб.
С. И.: Ну, гуманная цена.
Н. Ж.: Предприниматель начинает им пользоваться, и в первые несколько месяцев он нам не платит комиссию за эквайринг в размере той суммы, которую он заплатил за девайс. Соответственно, тот предприниматель, который активно начинает использовать устройство, очень быстро возвращает себе деньги.
С. И.: Но после того как cashback завершен, они не отказываются от терминалов? Или, почувствовав вкус, люди не могут отказаться от такого удобного средства?
Н. Ж.: Конечно! Предприниматель уже привык, он поэкспериментировал, он понял, что в этом есть польза, он понял, что его покупатели, имея желание расплатиться картой, раньше не могли этого сделать. И, в общем-то, предприниматели уже понимают, что часть тех людей — это потерянные покупатели. Если мы покупателю отказываем в принятии карты и направляем его поискать ближайший банкомат и вернуться с наличными, есть шанс, что он к нам уже не вернется. Точно так же в интернет-магазинах: многие, заказывая товары в интернет-магазине, уточняют, готов ли курьер приехать с каким-то терминалом. Покупателю важно, чтобы приехал курьер и принял платеж по карте. Иначе удобство интернет-магазина пропадает: я сижу дома на диване, я решил что-то купить, я заказываю. А дальше мне говорят: «Вставай с дивана, ищи банкомат, снимай наличные, иначе ты не расплатишься с курьером». Это достаточно неудобно.
С. И.: Мы обычно ориентируем свои передачи на представителей малого и среднего бизнеса, рассматривая те или иные технологии с определенного ракурса. В данном случае мы решили сделать акцент на вопросах безопасности — вопросах, которые нам часто задают, в том числе в отношении мобильного эквайринга. Вернемся к шифрованию: насколько оно важно и как оно реализовано именно в вашем сервисе? Как оно происходит и от чего защищает?
Н. Ж.: Как я уже упомянул, в какой-то момент эксперты отрасли поняли, что данные, которые мы снимаем с карты, не очень безопасно отправлять в смартфон в открытом виде. Смартфон — это так называемая недоверенная среда.
С. И.: Да.
Н. Ж.: Мы не знаем, что установлено на смартфоне или на планшете предпринимателя. В общем-то, даже он может не знать, что у него установлено. Может быть, какое-то приложение злонамеренно заразило его смартфон. Я могу сказать, что сейчас это уже сложившиеся стандарты отрасли не только для России, но и, собственно, для всего мира. Эти стандарты гласят, что данные, считанные с карты, должны быть зашифрованы на уровне картридера. Дальше они в зашифрованном виде проходят через смартфон, попадают на наш сервер. И только на нашем сервере они расшифровываются, для того чтобы дальше, используя эти данные, мы могли отправить в Visa или MasterCard авторизационный запрос и вернуть ответ, положительный или отрицательный, обратно на мобильный терминал.
С. И.: Если гаджет содержит какой-то вредоносный код, какой-то вирус, троян и т. д., и т. п., то шифрование не позволит…
Н. Ж.: Он не увидит никаких данных по карте. Когда считывается магнитная полоса, в смартфон возвращается разрешенная информация, это четыре последних цифры номера карты. Когда вы через традиционные большие терминалы расплачиваетесь в магазинах, вы могли обратить внимание, что продавец видит на терминале последние четыре цифры. Он сравнивает эти последние четыре цифры с четырьмя цифрами на вашей карте. Это тоже одна из опций безопасности — проверяется, что карты не поддельные, не так называемый белый пластик. Эти четыре цифры разрешено вернуть в недоверенную среду, и поэтому мы их возвращаем в смартфон, на экране приложения эти четыре цифры видны, наш продавец проверяет, чтобы четыре цифры совпали.
С. И.: А существует жесткая привязка картридера к гаджету или любой гаджет с данным приложением может соединяться с терминалом? Сегодня у меня сломался телефон. Я взял, скажем, у партнера по своему интернет-магазину его телефон и пошел с ним к клиенту.

Н. Ж.: Если этот смартфон не был предварительно зарегистрирован в нашей системе, то ничего не получится. А как происходит регистрация? Приложение в открытом доступе на соответствующей площадке — в Apple Store или в Google Play. Но при первой попытке открыть приложение, будет запрошен так называемый код активации.

С. И.: Да.
Н. Ж.: А вот код активации предприниматель может получить только в своем «Личном кабинете», который открывается в нашем сервисе, и там он получает код под каждое конкретное устройство.
С. И.: Именно под девайс, да?
Н. Ж.: Именно под девайс. Клиент запрашивает код активации, он может запросить несколько кодов активации под несколько устройств. Активировав это устройство с помощью кода, он видит это устройство у себя в системе. Он видит в «Личном кабинете», что, например, получено три кода активации, использованы все три, и теперь у него в «Личном кабинете» висит информация о том, что есть три зарегистрированных устройства конкретных моделей. Можно увидеть, что зарегистрирован такой-то iPhone или такая-то модель Samsung. Он это видит и имеет возможность через «Личный кабинет» деактивировать это устройство.
С. И.: Предположим, я уволил своего курьера, и чтобы он своим телефоном не пытался как-то злоупотребить, я могу его отключить.
Н. Ж.: Вы отключаете его приложение. Нас, например, часто спрашивают: «А если курьер потеряет смартфон, будет какие-то жульнические операции проводить, зарабатывать деньги?»
С. И.: Если он потерял его вместе с терминалом, предположим.
Н. Ж.: Ничего страшного в этом случае не произойдет. Деньги с карт, принятые через наше устройство, зачисляются на расчетный счет нашего клиента. Наш клиент, регистрируясь в сервисе, предоставляет о себе информацию, в том числе номер своего расчетного счета. Более того, мы проверяем, что это действительно его расчетный счет. И дальше неважно, раздал он терминалы двум курьерам, десяти курьерам: все деньги, которые курьеры принимают по картам, приходят на этот расчетный счет. Если смартфон потерян и кто-то попытается использовать это приложение, деньги все равно пойдут на счет нашего клиента. Потерянный смартфон с включенным приложением абсолютно бессмыслен для каких-то жульнических операций. В приложении нельзя вписать какой-то другой номер расчетного счета. Это может сделать только наш клиент. Он предоставит документы, когда запросит у нас изменение номера расчетного счета.
С. И.: Ну, в любом случае оперативно отключить в «Личном кабинете» не составит труда.
Н. Ж.: Да, терминал, конечно, нужно отключать. Кроме того, есть еще один элемент защиты. Может быть, вы заметили, когда я включал свое мобильное приложение, я ввел PIN-код приложения. У меня тренировочное приложение, демонстрационное, и совершенно простой PIN-код — 0000. Но тем, кто у нас в рабочем режиме пользуется приложением, мы рекомендуем придумать себе четырехзначный PIN-код и вводить его при каждом включении мобильного приложения.
С. И.: Пойдем дальше. Я обращаюсь к вам за mPOS-терминалом, регистрируюсь, вы меня как-то идентифицируете и предлагаете различные лимиты? Как все происходит?
Н. Ж.: Совершенно верно. Мы обязательно идентифицируем нашего клиента. Это обязаны делать мы, это обязан делать банк-партнер, стоящий у нас «за спиной». Это банковские правила. Соответственно, мы узнаем, кто наш клиент, мы получаем от него необходимые по закону документы. Мы их получаем через «Личный кабинет» в виде отсканированных копий. Мы также запрашиваем наименование отрасли, сферу деятельности. Наш клиент в «Личном кабинете» дает нам информацию о том, чем он занимается.
С. И.: Таксопарк, предположим, или интернет-магазин.
Н. Ж.: Совершенно верно. Этого требуют правила платежных систем. Дальше клиенту присваивается код, который соответствует той отрасли, в которой он работает. Это необходимо, потому что в зависимости от отрасли мы настраиваем для клиента разные лимиты: средний чек, максимальный чек, максимальное количество операций в течение дня, возможность приема карт иностранных банков и т. д. На первом этапе клиенты из разных отраслей получают разные наборы лимитов. Ну и дальше, по мере работы с нами уже внутри какого-то отраслевого сегмента, каждый клиент может запросить изменение лимита. Для того чтобы удовлетворить этот запрос, мы затребуем дополнительную информацию.
С. И.: Зачем?
Н. Ж.: Мы таким образом развиваемся… На старте, зная о своих клиентах минимальную информацию, которую мы обязаны знать, мы устанавливаем минимальные, с нашей точки зрения, с точки зрения анализа рисков лимиты для использования терминалов. Дальше, если клиент готов с нами поделиться большей информацией о себе, мы готовы ему дать больше возможностей по использованию терминала.
С. И.: А сколько у вас сейчас клиентов и как они распределены по различным сегментам, нишам, отраслям?
Н. Ж.: У нас сейчас активно используется порядка 7 тыс. мобильных терминалов, и, я думаю, порядка 30-35% — это доставка e-commerce или доставка еды из ресторанов.
С. И.: Услуги или товары превалируют?
Н. Ж.: Если говорить о e-commerce, то это, естественно, доставка товаров или доставка еды. Второй по важности сегмент — это услуги частных профессионалов. Это могут быть какие-то консультанты, организаторы мероприятий, семинаров, свадеб, дней рождения и т. д. Можно сказать, что второй по значимости сегмент — это услуги.
С. И.: Мне казалось, что они были первыми вашими клиентами.
Н. Ж.: Они были первые, когда мы стартовали, первые, кто заинтересовался сервисом. А если говорить о массовости использования, то, конечно, e-commerce превалирует. Даже небольшой интернет-магазин — это уже несколько курьеров.
С. И.: А какое количество транзакций совершается? Если взять по сегментам: e-commerce отдельно, а частные профессионалы отдельно. Как часто они пользуются терминалами?
Н. Ж.: Действительно, это очень сильно зависит от сегмента. Если говорить про e-commerce, то, наверное, по одной транзакции в несколько дней. А если говорить про доставку еды, это ежедневные операции по каждому терминалу. Если говорить про частных профессионалов, там ситуация другая. Там операции могут быть очень редки, но очень большой средний чек. Мы опять возвращаемся к тому, что изучаем бизнес клиентов. Клиент нам рассказывает: «Я организую мероприятие, на эти мероприятия дорогой входной билет, но мероприятия я организую редко, раз в месяц». И мы, соответственно, настраиваем, чтобы у него была возможность принять большой платеж. При этом спокойно относимся к тому, что терминал может лежать. Месяц мы не видим транзакций, полтора, два, а потом неожиданно идет поток транзакций. И мы понимаем, что это проводится какое-то мероприятие, на которое продаются билеты.
С. И.: А были у вас случаи, когда кто-то подключался, но транзакции месяц, другой, третий, четвертый так и не происходило?
Н. Ж.: Да, конечно, были такие. В принципе, мы идем в те сектора, которые раньше не принимали карты, а сейчас с помощью нашего сервиса начинают привыкать к этому. А кто-то попробовал и увидел, что у него нет такой необходимости. У него есть терминал в кармане, но магазин находится в том месте, где покупателей с картами очень мало. Поэтому, да, есть те, кто подключился и не стал пользоваться нашим сервисом.
С. И.: У нас сейчас как раз есть хорошая возможность узнать мнение бизнесмена, находящегося по ту сторону рынка. Попросим нашего режиссера вывести на экран комментарий сооснователя компании по продаже велосипедов City Cycle Владимира Лосинского. Мы спросили его о том, что его побудило обратиться к теме мобильного эквайринга и что это дало компании.
Владимир Лосинский: Мы выбрали мобильный эквайринг, потому что, в общем, мы молодая и достаточно прогрессивная компания. Мы все время пытаемся к себе какие-то приделывать новые сервисы, чтобы и нам было удобней, и клиентам. С точки зрения продаж это очень сильно помогает, меняется совершенно клиент, у очень многих именно кредитные карты. И люди покупают то, что им нужно сейчас, и не ждут, пока будет оклад или еще что-то, какие-то деньги придут. Сейчас у нас, наверное, половина розничных продаж идет через терминал.
С. И.: Ну, Владимир не нашел сложностей, он во главу угла поставил прогресс. Видимо, ему очень нравится прогресс. Но я понимаю, что охватывается еще один сегмент аудитории. Когда у человека фактически нет денег и он пользуется кредитными деньгами, не дожидаясь.
Н. Ж.: Да, Владимир действительно упомянул важный аргумент — кредитные карты.
С. И.: Да, у меня все время в голове дебетовые карты, но можно же использовать кредитные!
Н. Ж.: Совершенно верно. А там другая ситуация с банкоматом. Чтобы снять деньги с кредитной карты, нужно заплатить очень большой процент, фактически заградительный. Кстати, многие владельцы карт горят желанием использовать дебетовую карту. Почему? Потому что эмитент карты, банк, вводит какие-то опции типа cashback: за каждую покупку что-то возвращается. Или сейчас многие копят мили.
С. И.: Да.
Н. Ж.: Есть огромное количество программ совместно с «Аэрофлотом», с другими компаниями. И люди хотят расплачиваться картами, потому что они копят мили. Когда они какую-нибудь крупную покупку в интернет-магазине заказывают, они думают в том числе, как эта покупка повлияет на такие накопления.
С. И.: Интерес со стороны малого и среднего бизнеса очевиден. Но у нас есть все-таки крупный бизнес с разветвленной сетью точек продаж, с большой логистикой, с большими оборотами. Вы надеетесь как-то завоевать его? Они уже все обзавелись так называемыми башмаками, мобильными терминалами, еще какие-то другие используют технологии. Есть какие-то планы на этот счет?

Н. Ж.: Если мы говорим про крупный немобильный бизнес, если мы говорим про большие магазины, магазины в больших торговых центрах, то, конечно же, там должно применяться традиционное оборудование. Более того, там не только стоит этот «башмак», там стоит большая POS-система: кассовый аппарат, компьютер, приемник карт и т. д., и т. п. И они и будут с этим работать.

С. И.: А если это какой-то ритейл с точками продаж мороженого, большая сеть?
Н. Ж.: Если точки продаж мороженого, там уже нужна мобильность. Ну я, наверное, не отнес бы точки продаж мороженого к большому бизнесу. Но у нас есть много интернет-магазинов, которые уже достигли, я бы сказал, огромных оборотов. Это большой бизнес. Курьеры этих интернет-магазинов, даже многих лидеров отрасли, до последнего момента не принимали карты. Мы заметили, что только, наверное, в прошлом году ключевые игроки отрасли стали проявлять интерес к приему карт.
С. И.: Может, это и хорошо? Я-то предполагал, что они уже обзавелись всей инфраструктурой приема банковских карт: сотрудники обучены, оборудование закуплено. В данном случае получается выгодная ситуация, благоприятная?
Н. Ж.: Ситуация для нас благоприятная. Я пользуюсь интернет-магазинами. Я знаю, что достаточно редко можно расплатиться картой, а даже если это возможно, то как-то нужно заранее предупредить, чтобы тебе выслали курьера с терминалом. Бывает так, что компания обзаводится одним большим терминалом на десять курьеров. Почему? Потому что интернет-магазин совокупно может быть большой, а вот у каждого отдельного курьера оборот маленький. И каждому курьеру обслуживающий банк не заинтересован выдавать терминал. Поэтому были программы, в рамках которых на десять курьеров выдавался один большой терминал. Это одна проблема. Вторая проблема — та самая мобильность. Все-таки даже носимый POS-терминал — штука не очень мобильная. Я сейчас не смог бы к вам прийти в кармане с носимым терминалом. И тут тоже многое зависит от того, на чем передвигается курьер — на машине или пешком, — что он несет. Его еще обвешивать большими устройствами тоже не очень удобно. А третья причина — это интеллектуальность устройства. В прошлом году мы заметили интерес к приему карт у больших интернет-магазинов. Стали разбираться, что кроется за этим интересом, что еще, кроме приема карт, нужно интернет-магазину. Выяснилось, что многие из них думаю, скажем так, о мобильном рабочем месте курьера. Более того, некоторые из них уже его сделали. Они раздают своим курьерам мобильные устройства, небольшие планшеты или смартфоны. На смартфоне или планшете стоит приложение, в этом приложении курьер видит, куда он едет, какой у него следующий заказ. Если он заблудился, он не копается в бумажках, а в приложении наживает кнопочку, и его система тут же переводит на телефон покупателя. Он видит там список товаров. Соответственно, вся его деятельность автоматизируется с помощью этого устройства. Магазины сами раздают эти устройства. И дальше для интернет-магазинов выгодно было бы, чтобы осуществление продажи тоже происходило через это устройство. Тогда можно будет сразу же нажать на кнопочку и отправить информацию в систему интернет-магазина. Такую систему очень сложно сделать на базе традиционного большого POS-терминала.
С. И.: Со стороны крупного бизнеса понимание этой проблемы существует? Есть какой-то фидбэк?
Н. Ж.: Мы готовы предоставить наш сервис, который будут использовать курьеры. И мы предоставляем API, который позволяет интегрировать наш сервис приема платежей в то приложение, которое сам магазин использует. Мы совместно со своими партнерами, выслушав все пожелания клиента, предлагаем ему некий совокупный продукт. Мы предоставляем часть сервиса, связанную с платежами, а наш партнер предоставляет часть сервиса, связанную именно с организацией рабочего места курьера. А другой партнер или, может быть, тот же самый партнер, например, предоставляет фискализацию. Для меня до сих пор остается загадкой, почему у нас в законе «О контрольно-кассовой технике» сказано, что прием платежей по картам — это то же самое, что наличные, их нужно фискализировать.
С. И.: Зафиксировать с помощью бумажки?
Н. Ж.: Да! Несмотря на то что это один из видов безналичного расчета, один из типов электронных средств платежа. Он приравнен к наличным, и нужно пробивать кассовый чек. Это первое. А второе, собственно, то, что при оплате наличными тоже нужно пробивать кассовый чек. И если мы говорим о большом бизнесе, о большом курьерском бизнесе, точно так же заказчик продумает, как ему организовать работу курьера, чтобы он мог как-то все сделать, желательно с одного девайса. Чтобы он не был обвешан гаджетами, с «патронташем» не ходил: отдельное устройство для приема карт, отдельно мобильная касса, отдельно терминал для обработки заказов — это рабочее место. Желательно, чтобы все это было в одном устройстве.
С. И.: Но вы же как раз занимаетесь продажей в том числе принтеров для печати мобильных чеков, да?
Н. Ж.: Это не просто принтеры. Это так называемый фискальный регистратор.
С. И.: Кассовый аппарат.
Н. Ж.: Это часть кассового аппарата. Там нет кнопок, нет экрана, самостоятельно он работать не может.
С. И.: Все передается посредством смартфона.
Н. Ж.: Совершенно верно, он работает под управлением смартфона или планшета. И когда я говорю, что мы вместе со своими партнерами предоставляем комплексные решения, это в том числе может быть решение с фискальным регистратором. Тогда наш клиент получает приложение на смартфоне, с помощью которого можно принять платеж по карте, можно принять платеж наличными и выбить кассовый чек. Из этого приложения направляется информация на фискальный регистратор и распечатывается кассовый чек.
С. И.: Мы говорили об обычных mPOS-терминалах, о терминалах с шифрованием, о дуальных. Что ждет нас в будущем? Куда мы сейчас будем двигаться? NFC, PayPass?
Н. Ж.: В будущем нас ждут какие-то изменения. Какие точно, никто не знает. Никто не может предсказать, как будет выглядеть платежный идентификатор, будь то Visa или MasterCard. Сейчас возродилась идея создания российской национальной платежной системы. Сейчас этот идентификатор привязан к прямоугольному кусочку пластика. В будущем это может быть как-то по-другому. Может быть, у нас у всех в часах будут чипы с возможностью бесконтактно расплатиться. Может быть, у нас у всех в смартфоны перенесется эта информация. Может быть, не знаю, мы отпечатками пальцев будем расплачиваться. В любом случае идентификатор нужно будет прочитать и обработать. В будущем мы либо откажемся от этого девайса, подключенного к смартфону, либо изменится сам девайс.
С. И.: Какие-то конкретные очертания ближайшего будущего, может, года на два-три… Изменится ли что-то? Технологии стремительно меняются.
Н. Ж.: Я думаю, в течение двух-трех лет мы все равно останемся с кусочком пластика. Зарубежные страны опережают нас в развитии платежных технологий. Давайте посмотрим на Европу или на Штаты. Там исчезли карты?
С. И.: На сколько там опережение? Как раз на те же два-три года?
Н. Ж.: На те же два-три года происходит опережение, но карты там не исчезли при всем развитии NFC-технологий, при всем развитии кошельков на смартфонах.
С. И.: Уже Bitcoin успел погибнуть.
Н. Ж.: Да. А почему это происходит? Люди консервативны, и, обзаведясь кусочком пластика, от него не всякий откажется.
С. И.: А у нас в стране только начали обзаводиться. Масса пенсионерского населения поменяла сберкнижки на карточки только что.
Н. Ж.: Да, совершенно верно. Эти инновационные способы: карточку в смартфон, карточку в часы, «бесконтакт», — они все равно остаются, в общем-то, нишевыми. Они удобны в каких-то случаях. Например, правила платежных систем таковы, что бесконтактный платеж удобен, только если чек ниже 1000 руб. В России это 1000 руб., а в Европе — 20 евро. Почему? Потому что при платеже, например, бесконтактной картой меньше 1000 руб. можно не вводить PIN-код и не ставить подпись. Соответственно, где эта технология начинает развиваться активно? Она начинает развиваться на транспорте: приложил карту и побежал. Начинает развиваться активно в маленьких кафешках вроде Starbucks: бежал мимо, приложил карту, взял свою чашку чая, побежал дальше. Ты экономишь время. Но если ты приходишь в большой магазин, или если к тебе, как в нашем случае, приезжает курьер, или если ты встречаешься с нашим клиентом, частным профессионалом, который тебе оказывает какие-то консультационные услуги, чек заметно выше 1000 руб. И тебе уже не важна эта экономия нескольких секунд. Все равно по правилам платежных систем тебе придется или ввести PIN-код, или расписаться.
С. И.: Что ж, мне кажется у нас получилась передача с открытым финалом, который будет все больше побуждать нас следить за развитием мобильного эквайринга и сервиса 2can в том числе. Большое спасибо вам за интересный рассказ!
Н. Ж.: Спасибо вам большое!
С. И.: На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители! Напомню, что у нас в гостях был сооснователь и генеральный директор компании «Смартфин» Николай Жмуренко. С вами был я, Сергей Иванов. Оставайтесь с нами, всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео